Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
18:26 

Превратности судьбы

grifis
Улыбайтесь, господа, улыбайтесь...
1. Фандом - кроссовер Deine lakaien/Malice Mizer
2. Пэйринг - Эрнст Хорн/Александр Вельянов/Satou Manabu (Mana)
3. Рейтинг - PG
4. Жанр - юмор (если это так можно назвать)
5. Комментарий - Сюжет - приключения ДЛ на гастролях в Японии. В общем, уважаемые мастера слэшеры, аффтар старался как мог. Так что больно не бейте, всегда рад конструктивной критике, ибо хочу научиться писать фики. Сразу извиняюсь, если где есть очепятки в виде неправильной орфографии и пунктуации - моя невнимательность. Начинающий я))))))))
Вот фотография Маны, с которой и писался образ в фике. В женском обличье этот персонаж ходит и в обычной жизни:

6. Предупреждение - мой первый РПС. Травести.
7. Дисклеймер - просто шутим-с.



Превратности судьбы.

Теплый майский вечер медленно таял, и постояльцы первоклассного японского отеля «Akasaka Prince» стремились поскорей покинуть свои дорогие номера, чтобы насладиться урбанистическим очарованием сумеречного Токио. На этажах отеля стояла какая-то странная, пыльная тишина, и только возмущенный мужской голос, доносящийся из 315 номера, слегка ее нарушал:

- Черт, Эрнст, отвали от меня, старый извращенец! Сколько тебе раз повторять, что я нормальный! Нормальный я! - Алекс изо всех сил старался вырваться из крепких объятий коллеги.
- Да ладно тебе, расслабься и получай удовольствие, что ты ломаешься, как перезрелая девственница! - правая рука Эрнста с силой сжала пятую точку вокалиста.
- Да что ты делаешь, мать твою, отпусти меня быстро! Сюда в любой момент могут зайти! Пойми, я не хочу, чтобы кто-то чесал языком, про то, чего в принципе быть не может!
- Чесать языком? Хм… Интересная идея! - тут композитор попытался прикоснуться своим языком к мочке уха протестующей жертвы, но Алекс резко отдернул голову, насколько это было возможно в его положении, и Хорн промахнулся.
- Эрнст, ты вынуждаешь меня применить силу! Я совсем не хочу тебя бить, поэтому в последний раз прошу - отпусти по-хорошему!
- Давай, ударь! – с вызовом бросил Эрнст, хищно ухмыляясь, - Ты ведь не можешь сделать этого, верно? Потому что все твое нутро уже давно переполнено желанием, а ты почему-то не хочешь себе в этом признаться! Я же чувствую твое возбуждение!

С этими словами Эрнст молниеносно прикоснулся к области ширинки кожаных брюк Алекса. Такой наглой выходки Вельянов просто не смог вынести, и с криком «Это уже слишком!» сильно ударил соратника по группе под дых. Тот мгновенно согнулся пополам, потерял равновесие и приземлился на пол рядом с кроватью, хрипя от боли. Алекс подошел к мини-бару, который находился в номере, достал бутылку виски, открыл ее и, наполнив содержимым стакан, протянул его растерянному Эрнсту:

- На! Держи, выпей и успокойся.

Хорн сделал глоток.

- Ну что, полегчало? Послушай, я хорошо к тебе отношусь, ты же знаешь, но, пойми, я никогда сделаю того, на что морально не способен – спокойно сказал Вельянов, - нетрудно догадаться, что у тебя чувства и все такое, но, прости, я никак не могу разделить их, потому что не такой. Я неоднократно говорил – твои желания неосуществимы! Каждый раз ты чуть ли ни клянешься, что подобного не повторится, так почему же, черт побери, ты нарушаешь эту клятву вновь и вновь, особенно на гастролях, когда просто вваливаешься ко мне в номер! Тебя что, так возбуждают отели? Послушай, если тебе реально приспичило, ну сними себе какого-нибудь мальчика на пару часов! Ну почему ты все время пытаешься отыграться на мне?

- Вот только не надо строить из себя убежденного натурала – сказал Эрнст, - или ты думаешь, что комната напичкана подслушивающими устройствами или скрытыми камерами, и завтра все первые полосы будут пестрить нашими снимками и откровенными репортажами? Расслабься, я думаю, никому не нужно за нами шпионить. К тому же, нетрадиционной ориентацией сейчас никого не испугаешь. Людей вообще уже мало чем можно удивить, если только зоофилией, да и то сомневаюсь. Тем более в Японии.

- Хватит нести всякую чушь, – рассердился вокалист – запомни раз и навсегда – я нормальный мужчина! Я люблю женщин! Я их просто обожаю!

- Ой, конечно, конечно! А то незаметно, как ты бросаешь на меня двусмысленные взгляды во время репетиций или концертов? А ты не знаешь, кто как бы случайно дотронулся до моей руки сегодня во время обеда в ресторане?

- Да, Эрнст, ты совсем больной на голову! Твои фантазии уже мешают тебе жить в реальности, везде мерещится сексуальный подтекст! Все, надоело мне с тобой разговаривать, это бесполезно, лучше я пойду, проветрюсь, зайду в бар, сниму какую-нибудь симпатичную японку. И, может быть, мне повезет, и она окажется гейшей.

- Давай, удачи! - с сарказмом произнес Хорн, - только смотри, не напивайся сильно, а то у нас все-таки завтра концерт!

Алекс вышел из отеля. Уже почти ночной город встретил его сиянием тысячи разноцветных огней. Утопая в свете от витрин, рекламных щитов и фонарей, он шагал по Акасаке. Его привлекала Япония. Ему нравился ландшафт Токио, атмосфера этого города вообще казалась ему какой-то загадочной, даже мистической. Ему нравились небольшие бары, которые находились на узких изогнутых улочках, недалеко от центра района, где находился «Akasaka Prince», потому что там было тихо и уютно, и можно спокойно собраться с мыслями. В одно из таких заведений как раз и зашел Алекс. Он прислонился к стойке бара, и заказал саке. Выпив порцию, он все равно не смог отвлечься от мыслей о разговоре с Эрнстом, и попросил еще. «Он все выдумал, этот старый развратник, - думал вокалист, - просто не знает, каким еще образом меня уломать. Он эгоист. Все, что его интересует в жизни, - это удовлетворение собственных потребностей за счет других. Я докажу, что он ошибается. Вот возьму сейчас, и познакомлюсь с какой-нибудь симпатичной девушкой».

Алекс внимательно оглядел заведение. Публика была разношерстной, но подходящих кандидатур для знакомства пока не наблюдалось: посетителей отдыхало не так уж и много, и это были, в основном, либо мужчины, либо девушки, которые ему не нравились, либо сидящие компанией. К компании подойти он не решался. Но вот через некоторое время в бар вошла одна девушка, которая, подойдя к стойке, села в двух шагах от музыканта. Девушка показалась Алексу достаточно интересной и необычной: она была среднего роста, ее длинные ярко-рыжие волосы были разделены на три части – центральная часть собрана в высокий хвост на затылке, остальные в свободном падении растекались по плечам и спине. Ее достаточно стройное, но без особых изгибов в талии, тело облегала черная водолазка, плавно переходящая в локтях в длинные черные блестящие перчатки. Поверх водолазки на ней красовался синий в желтых разводах сарафан, из под которого виднелись ровные ноги в черных колготках, обутые в туфли на невысоких каблуках. Кроме того, Алексу показалось, что в ее сильно накрашенных глазах блуждающим огоньками мелькают грусть и одиночество. Вельянов решил, что это его шанс. Он передвинулся поближе к симпатичной незнакомке и спросил:

- Простите, вы говорите по-английски?

Девушка оценивающе посмотрела в сторону Алекса и вдруг улыбнулась. Вероятно, ее тоже сразу привлек музыкант.

- Да, я говорю, - сказала она – а вам помочь чем-нибудь?
- Видите ли – достаточно уверенным тоном заговорил он – я музыкант, первый раз на гастролях в этом городе, и я бы хотел попросить у вас совета о том, на какие достопримечательности города нужно обратить внимание в первую очередь.
- Для таких целей существует экскурсионное бюро, - мягкое контральто девушки казалось волшебной песней.
- Я понимаю, но все-таки напрямую у жителя этого города спросить гораздо интереснее!
Особенно у такой приятной и симпатичной девушки. Вы, ведь, не против чего-нибудь выпить? – перешел в наступление Алекс.
- С удовольствием, – продолжала улыбаться девушка, но теперь ее улыбка стала немного странной, - я бы не отказалась от коктейля.

Алекс жестом подозвал бармена и заказал один мятный коктейль и еще порцию саке.

- Замечательно. Надеюсь, я не слишком досаждаю, навязывая вам свою компанию? - сказал Вельянов.
- Нет, даже наоборот.
- Тогда позвольте узнать ваше имя?
- Мана.
- Очень приятно, меня зовут Алекс. У меня есть тост, - за наше неожиданное, но надеюсь продолжительное знакомство! – сказал музыкант, залпом выпивая японскую водку.

Их легкая, непринужденная беседа продлилась около часа. Алекс, казалось, был в ударе – он рассказывал интересные истории из своей музыкальной жизни, шутил, выпивал с новой знакомой, и ему все больше и больше казалось, что на редкость удачный вечер может плавно перейти в незабываемую ночь. Выпив еще немного, он решил приступить к действиям. Он осторожно прикоснулся к стройной руке Маны. По лицу той пробежал легкий румянец. Алексу стало понятно, что она совсем не против, и обнял ее за талию, прошептав на ухо очередной слащавый комплимент. Еще минута – и они уже целовались, не стесняясь давать волю своим проворным рукам. «Ну что, герр Хорн, съел? – ехидно подумал Алекс, - мне сегодня предстоит жаркая ночка с этой японочкой!».

Внезапно его мысли оборвал чей-то недовольный женский голос, щебетавший что-то по-японски. Музыкант открыл глаза и увидел, стоящую перед ними еще одну девушку, которая чуть ли не кричала на Ману. Девушка была худенькой и напоминала классическую героиню аниме. Мана в ответ тоже начала что-то возражать на своем родном языке, но, получив пощечину, замолкла. Вся эта стычка напоминала сцену ревности. Вновь пришедшая девушка злобно сверкнула глазами на Вельянова, и быстро вышла из кафе, хлопнув дверью.

- Прости, но мне пора идти – бросила Алексу его несостоявшаяся любовница, и улетела догонять скандалистку, оставив музыканта одного и в полной растерянности.

«Да, – подумал Алекс, - что такое не везет…»

Вдруг за спиной он услышал хлопки в ладоши и издевательский голос Эрнста: «Браво, бис!». Вельянов повернулся и увидел смеющегося и аплодирующего коллегу.

- Молодец, Алекс, ты доказал, что имеешь право носить гордое звание мужчины! – с сарказмом в голосе сказал Эрнст.
- Ты что тут делаешь? – возмутился вокалист, - ты следил за мной?
- Не следил, а наблюдал! Мне стало интересно, как ты попытаешься снять девчонку, и я отправился вслед за тобой! Я уже около часа сижу за столиком в углу. И вот результат – я славно посмеялся!
- Что ты подразумеваешь под словом «посмеялся»! Если бы не ввалилась эта психованная, я бы хорошо повеселился сегодня! Кстати, а почему она так быстро за ней убежала? У этих девочек отношения что ли? Хотя какая разница, лесбиянка она или нет, если не сопротивлялась мне. Значит, природа все-таки дает о себе знать, как ты не прячься за чужую ориентацию.

- Да, природа это верно – усмехнулся композитор, - но я ставлю сколько угодно на то, что у этой девочки между ногами не так, как у других представительниц женского пола.
- Что ты хочешь сказать?
- А то, дорогой мой друг, что только что ты пытался снять мужика! Понятно? Мужика!
- Что за чушь ты несешь, как у тебя только язык поворачивается говорить такое! Я еще не настолько пьян, чтобы не отличить мужчину от женщины!
- Ладно, не веришь мне, поверь фактам – Эрнст вынул из-за пазухи музыкальный журнал, купленный им еще в аэропорту в Германии и протянул Алексу – вот, смотри, 10-я страница.

Тот развернул журнал и увидел как раз на десятой странице объемную статью про распад незнакомой ему японской рок-группы. Он внимательно посмотрел на их фотографию и ужаснулся. Среди одетых в элегантную одежду викторианской эпохи людей стояла и улыбалась все-той же странной улыбкой его случайная знакомая. Под ее изображением было написано «Satou Manabu (Mana) – экс-лидер группы, ныне продюсер проекта «Moi dix mois». Все еще надеясь на лучшее, он бегло просмотрел всю статью. К его несчастью, Эрнст оказался прав. Его знакомая оказалась не только мужского полу, но еще, к тому же и женатым человеком, живущим двойной жизнью. И судя по реакции Маны на происходящее, девушка, устроившая сцену, и была его супругой. Алекс тут же протрезвел. Ошарашенный всей нелепостью сложившейся ситуации, он не мог произнести ни слова.

- Браво! – не унимался Эрнст, - почему из всех девушек в баре, ты выбрал именно мужика? Доказывай теперь с пеной у рта, что ты гет, ни за что не поверю! Твой выбор говорит обратное! В общем, то, что я видел сейчас, японцы, по-моему называют волшебным словом "яой"!

- Я не знал… - еле слышно пошевелил губами Вельянов, - она, то есть он, выглядел как настоящая девушка. Хотя…и голос у нее был низковат, и вообще…Черт, так лохануться! Откуда же я знал, что это музыкант?

- Потому что, когда едешь на гастроли в другую страну, надо хоть немножко знать ее музыкальную культуру! Хотя, ты сам теперь понимаешь, что я был прав, и тебе нравятся мужчины, но ты почему-то боишься в этом признаться. Но все в данном случае не в твою пользу, так что, может, я теперь смогу рассчитывать на продолжение вечера?– игриво сказал Хорн, как бы незаметно опуская руку на талию коллеги.

Алексу вдруг стало очень обидно. С воплем отчаяния «Да пошел ты!» - он резко сбросил руку Эрнста, и стремительной походкой вышел из бара. Он не помнил, как добрался до отеля, как будто на него в тот момент напало помутнение, но, оказавшись в своем номере, он, даже не раздеваясь, плюхнулся на кровать.

- Никогда больше не буду знакомиться в баре, – пронеслось у него в голове.

@темы: переодевашки, PG, Malice Mizer, HUMOR, Deine Lakaien, CROSSOVER

Комментарии
2008-07-24 в 18:53 

Мы в желтом грузовике, перед нами дорога и куча возможностей.
Довольно-таки неожиданно было увидеть на данном сообществе Маночку))
Спасибо автору, кароший фик)

2008-07-24 в 19:47 

"Умирать, так умным" (с)
Ой! Я...Япония...Ой!

2008-07-24 в 20:03 

пунктуация искажает духовность
...и ведут себя порядочные мужики как озабоченные эмобои...
но в целом, понравилось, достаточно съедобный такой текст.

2008-07-24 в 20:11 

"Умирать, так умным" (с)
Да, кстати, Эрнст Хорн не пьёт. Крепкие напитки точно.

2008-07-24 в 20:17 

mental~epidemic
Where is that monkey? I want to shoot something ©
:alles: Вельянов, который доказывает, что он НЕ по мальчикам... не верю :-D

2008-08-01 в 19:06 

Гробик - это киборг наоборот
*Дровь хихикаед* Кавайй))))
на самом деле, как мне кажется, в весьма приличном (для первого раза) рассказе есть три больших косяка:
*ИМХО, конечно*
1. Эни ту гайз. Что означает, что если поменять имена "Эрнст" и "Алекс" на "Бруно" и "Штэфан", к примеру, то ничего бы не изменилось. То есть, стало бы более правдоподобнее, так как Штэф, в отличие от Вельянки, и правда весьма катит на ярого отрицателя своей ориентации)))))) Тут я согласен с [wasted_years] И вообще ,тут главный герой - именно Мана))))
2. Что-то сцена в самом начале немного сквикнула. Ну не думаю, чтобы партнёры по группе вот так себя вели. Фактически, там намечалось сексуальное насилие. Хотя, если подумать ,мало фиков что ли, про насилие?
3. Диалоги. Речь персонажей... Ну не знаю, какая-то она "не живая", не настоящая.

2008-08-03 в 15:16 

grifis
Улыбайтесь, господа, улыбайтесь...
Большое спасибо! Аффтар все учтет)))))))))

2008-08-04 в 14:41 

Гробик - это киборг наоборот
А ваще, Вельянку жалко)))) Мана - уж больно гарная дивчина!

   

German Gothic Slash Fiction

главная