Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:35 

стИОб на РПС

Гробик - это киборг наоборот
1. Фандом - ВСЕ мои и чуть больше)))
2. Пэйринг - тоже ВСЕ ))
3. Рейтинг - НыЦа-столько не живут))
4. Жанр - стёбЪ
5. Комментарий - Помните, как сто лет назад я тут незаконченное вывешивал? Так вот в честь ДР Ахэ и закончил!)))
6. Предупреждение -
7. Дисклеймер - всё просто выдумка и фантазия.



ЭР ПЭ ЭС



Посвящается Сартру «За закрытыми дверями»


1 ЧАСТЬ

Косматая небритая физиономия герра Линдеманна осторожно просунулась в дверной проём и повертелась из стороны в сторону.
- Ну что там, Тиль? – прошипел кто-то из остальной команды, налегая на широкую спину фронтмена.
- Ничего, - пробасил тот.
И был прав. Его взору предстала ослепительно-белая комната, без окон и каких-либо дверей.
- Ну чего встали? – раздался за спинами голос, которому мог бы позавидовать гудок камаза. - Проходите уж, ваш диван слева.
Раммштайновцы синхронно вздрогнули и гуськом протиснулись в помещение, после чего рядком уместились на узком белом диване. Удивительно, но места хватило всем. Даже худосочному и традиционно притесняемому клавишнику, которому в лучшем случае доставались подлокотники или – что хуже – колени Тиля.
Перед притихшей компанией предстала огромная бабища в докторском белом халате, в разношенных тапочках и с кроваво-алым крестиком на форменном чепчике. При более пристальном взгляде на крестике заметно проступали дополнительные чёрточки, превращавшие крестик в свастику.
- Итак, первые на месте, - прогремела бабища. - Меня звать Муза Батьковна, будете делать, что я велю. Жить будете тут.
- Где – тут? – робко подал голос Рихард, оглядев помещение. - Тут же никаких условий! Один диван и всё!
- А вам больше ничего и не понадобится, - Муза Батьковна скрестила на могучей груди не менее могучие руки.
- Мы…умерли? – сдавленно пискнул Кристиан, и Оливер почему-то медленно растянул губы в улыбке. Именно такой он себе представлял нирвану.
- Нет, - рявкнула в ответ чудовищная «медсестра». - Вы – персонажи фика. Время от времени я буду приходить за вами и уводить в фик.
Немцы вздрогнули, округлив глаза. Им, как немцам, слово «фик» в контексте присутствия тут Музы Батьковны показалось просто смертным приговором.
- Фик?... – прошептал Рихард и попробовал побледнеть и как можно гламурнее упасть в обморок, но Тиль его решительно встряхнул.
- Короче так, - громыхнула Муза, - вы тут пока сидите, скоро остальные персонажи подтянутся. А дальше САМ решит, куда и как вас пихать.
- Пихать? – еле слышно прошептал Рихард, всё-таки упрямо бледнея.
Но тут приоткрылась дверь.
- О, а вот и они…
В комнату прошла довольно большая и пёстрая компания. Первыми на пороге оказались два занятнейших типа. Две ипостаси божества, широко известного в Сети под именем Аццкой Сотоны – один тощий, костлявый, ощетинившийся аж тремя ирокезами 30-сантиметровой высоты (или длины?), а второй напоминающий отъевшегося на казённых харчах Дьявола.
- Может, мы всё-таки умерли? – робко прошептал Кристиан на ухо Паулю.
- Хм, ну ничего так, - огляделся тем временем «Дьявол». - В принципе, тут тоже можно студию устроить…
- … – промолчал на это тощий.
- Ну вы тут знакомьтесь пока, а я пошла. Диванчики сами себе выбирайте, - пробасила напоследок Муза Батьковна и покинула помещение. Каким образом она просочилась сквозь толпу со всеми своими обширными габаритами, никто так толком и не заметил.
Тем временем «Дьявол» лучезарно и по-голливудски улыбнулся, чуть склонив голову с красными рогами, и протопал к диванчику совершенно ничего не понимающих раммштайновцев. Те поднялись, здороваясь с инфернальным товарищем.
- Бруно Крамм. Очень приятно, Крамм.
Раммштайновцы представились по очереди. Затем им так же по очереди пришлось представляться второму «аццкому сотоне», который назвался просто Штэфом.
Потом от толпы постепенно отделились ещё люди, и с ними тоже пришлось по очереди здороваться и представляться.
- Очень приятно, царь, здравствуйте, царь, очень приятно, ой, простите, Эрнст Хорн, - пожал им руки лохматый блондинистый тип в затрапезном свитере с закатанными по локоть рукавами. Оба – и сам он, и свитер, были явно пост-бальзаковского возраста.
- А это прынц, ой, простите, Алекс, - представил он стоявшее рядом прелестное существо в чёрном коротком пальто и с причёской а-ля граф Дракула Брэма Стокера. Прелестное существо оставалось прелестным несмотря на пре-бальзаковский возраст. Подав ручку, оно поправило своего напарника:
- Александр Вельянов, очень приятно.
- Ребята, идите сюда, не стесняйтесь! – позвал Эрнст всю остальную компанию. И раммштайновцы присели, в ужасе представив, что всей этой банде придётся представляться по очереди.
Но царь, то есть простите, Эрнст, выстроил всю толпу согласно регистру их голосов и скомандовал представиться.
- Я ваще не буду петь, я гитарист! – возразило откуда-то из построенной шеренги.
- А я виолончелист, - робко вторил ему другой голос.
- Не в ноту! – рявкнул Эрнст. - Ещё раз со второй цифры!
Компания дрогнула и быстренько представилась.
Тобиас Би.Дойтунг, Роберт Уилкокс, Михаэль Попп, Кристиан Коморовски, Филипп Грот, Тобиас Шлиэф, Жоэль Фредериксен, Андреас Хиртрайтер, Сабина Лютцберген, Сюзанна Вайланд, Зигрид Хауссен, Иви Леон, Шарифа.
Оу… Дамы…
Пауль заметно оживился.
Но тут на пороге возникла туша Музы Батьковны и прогремел глас её:
- Так, девочки! А вы как сюда прошли? Я же сказала, девочки – налево, мальчики направо!
- Но, простите, - попробовал было возразить Эрнст, но Муза прервала его:
- Эх, родной, да самой уже тошно от этого гомопидопростименягосподи… Но таково повеление САМОГО!
Она назидательно подняла палец кверху. Компания под предводительством герра Хорна задрала головы, парочка аццких сотон задрала головы, и даже раммштайн полным составом задрал головы, словно все намеревались увидеть на потолке лик САМОГО.
- Всё, девочки, не задерживаемся, - поторопила Муза Батьковна. - Выходим по двое и налево, там на двери табличка ФЭМ.
Тяжко вздохнув (все, кроме Зигрид), женщины одна за другой отправились на выход.
На пороге они столкнулись с небольшой компанией шумных мужиков. Косматое пропирсингованное татуированное чудовище бесцеремонно волочило за собой милое пухлое создание в юбке как у Бруно, за ними толкались двое странно выряженных товарищей, напоминавших одновременно средневековый балаган и танцоров из стриптиз-бара. В руках они держали какие-то диковинные инструменты, местами напоминавшие волынки.
Последними переминались с ноги на ногу трое практически обычных с виду мужиков в стиле милитари, если не считать высоченного и молчаливого типа с пучком дредов на обритой голове.
Когда женщины просачивались мимо этой компании, Косматое пропирсингованное татуированное чудовище ущипнуло Зигрид за задницу. Мадам, точнее, фрау, резко развернулась и уставилась на компанию мужчин во истину носорожьим взглядом.
- КТО? – коротко рявкнула она.
- ОН! – хором ответила компания, синхронно оказав пальцем на милое пухлое создание в юбке как у Бруно. Зигрид коротким ударом отправила создание в нокдаун, затем гордо развернулась и, всхлипнув – «Каждый норовит обидеть хрупкую женщину!» исчезла, наконец, из поля зрения.
В помещении остались одни мужики. Удивительным было то, что не стало ни теснее, ни более душно. Кристиан (теперь уже стоит уточнить – тот, который из Раммштайна, а проще теперь называть его Фляке) всё больше и больше утверждался в своей мысли о том, что они всё-таки находятся в чистилище. Или уже в аду. Две аццкие сотоны есть. Вон и третья – с волынкой, в кожаной юбке, увешанной кучей барахла, и с махонькими рожками на лысой голове.
- Так, не толчёмся на пороге, - командовала тем временем Муза Батьковна. - Skorbut вон туда, к стене, остатки Helium Vola и QNTAL, а также Коморовски сядут с Deine Lakaien рядом вон на те диванчики, ибо всё равно одна тусовка… Tanzwut – вон на тот диванчик… Так, я не пОнила… Почему не полным составом?!
Пара средневековых стриптизёров (один напоминающий чёрта, а другой – длинный и тощий как швабра, с длинными волосами и маленькой бородкой) чуть вздрогнула:
- Дык мы эта…ну мы того…По дороге половина потерялась… В замках останавливалась поиграть, на пиво чтоб мелочь…эта…Там у вас по дороге замки были…
- В замках?!! Ну всёёёё! Теперь где их искать-то в фэнтэзи-фиках?! – всплеснула ручищами Муза Батьковна, едва не зашибив насмерть оказавшегося рядом прынца, то есть Александа Вельянова, который ловко увернулся и юркнул к пост-бальзаковскому царю Эрнсту Хорну.
- Если нужны ещё из нашей медивельной тусы, дык вон он, раньше с In Extremo тусовался! – быстро заложил длинноволосый «шваброид» ушастого клавишника из QNTAL по имени Фил Грот.
- Хм… - Муза Батьковна поразмышляла, а потом отмахнулась, - ну ладно, раз вас всего двое, так и идите к ним на диванчик. Всё равно один хрен – фольк с электроникой!
- Фольк? – оживился царь Хорн, влюблённо глянув на подсевших к нему менестрелей-стриптизёров.
Принц Вельянов глянул в ту же сторону не менее влюблённо. Заметив его взгляд, «шваброид» поиграл бровью.
Едва компания разместилась и более-менее перезнакомилась, в комнату деловито прошагали два подтянутых типа в чёрных костюмах с галстуками и в тёмно-синих очках.
- Матрица нашла нас, - прошептал один из троих скорбутов – тот самый тип с дредами.
- Ну и где шляемся? – грозно надвинулась на парочку «клонов» Муза (правда, один из клонов был по плечо другому). - Опоздание карается высоким рейтингом! Вот пожалуюсь на вас САМОМУ!
- Мы задержались всего на тридцать две секунды! – немного нервно заявил тот клон, который повыше.
- Причина? – прищурила бычий глаз Муза.
- Мы пытались доказать этому существу, что ему нужно в эту комнату, а не в соседнюю.
- Которому суще…Ах, оно опять?! – загремела Муза Батьковна и исчезла.
Через пару минут она вернулась, волоча за собой горестно завывающее абсолютно лысое существо в пыльных лохмотьях.
- Но я же гетеросексуальная женщина! – выло существо хриплым баритоном. - Я должна быть там, с моими сёстрами!
- Вон твой диванчик, Аннушка. И чтоб без всяких мне выкрутасов! – безжалостно прервала существо Муза. - Всем известно, что биологически ты – мужик. Хоть и дура истеричная.
- Нет, нет! Это тяжкое бремя чуждого мне тела, снедающее меня подобно тлену в стылой могиле! – завыло существо под названием Анна, заламывая мускулистые руки и сплетая когтистые пальцы. - Но душа моя, моя Анима – она поёт во мне тысячей мёртвых голосов истинных женщин!...
Толпа присутствующих замерла и даже затаила дыхание. Существо некоторое время выламывало само себе руки и горестно подвывало, переходя на истеричные нотки. Но в конце концов успокоилось и обречённо поплелось на указанное место. Забилось в уголок и прошипело:
- Свет! Свет везде! И здесь достанет меня слепящее Око Божее…
- И всё-таки мы в аду, - констатировал Фляке.
Муза удовлетворённо кивнула и развернулась, собравшись уходить. Столкнувшись с кем-то на пороге, она, загораживая от прочих этого «кого-то» мощной спиной, протянула:
- Ну слава богу! Явились! Всё, некогда мне с вами возиться. Занимайте последний диванчик, а я пошла.
Муза исчезла, а на пороге осталась весьма занятная парочка, вероятно, отоваривающаяся по части одежды исключительно в секс-шопах. Высоченный, просто чудовищного роста всклокоченный блондин и крепкого телосложения брюнет с налысо обритой макушкой, но длинным хвостом на затылке. Брюнет стоял, развязно уперев руку в бедро и расставив ноги так широко, как позволяла узкая виниловая юбка, поигрывал семихвостой плёткой, а в другой руке держал поводок, за который был привязан вышеупомянутый блондин.
- Тааааааак, - протянул брюнет, почесав рукояткой плётки в паху и обведя притихших мужиков похотливыми синими глазами. - Ну и кто тут хотел стать мужчиной?
Тишина воистину стала гробовой. Потом Рихард вдруг вскочил и бросился куда глаза глядят с воплем:
- Выпустите меня из этого зоопарка!!!!!
- Понятно, значит, по-собачьи… - кивнул полулысый-полуволосатый брюнет и прошествовал к свободному диванчику. Блондин последовал за ним. Впрочем, у него не было выбора.
- Чёрт, и ни одной бабы! – тяжко вздохнул брюнет, доставая из кармана пачку сигарет. - Последних и то отобрали и спрятали... А впрочем, от них толку-то? Только во время шоу похлестать… Кстати, забыл представиться, Моцарт.
- Я ж говорю, мы в аду, - настаивал Фляке. - Посмотрите, что стало за века с этим великим композитором!
- Мужики! – встал тут Тиль, словно старейшина на Вече. - Давайте-ка все сейчас соберёмся в кучку да хорошенько обдумаем, где мы, что случилось, как с этим бороться и как в случае чего сбежать?
- Ты ещё забыл добавить – кто виноват и что делать, - съехидничал Пауль. И немедленно получил лёгонькую затрещину, от которой свалился с дивана. Но потом вернулся на место, как и Рихард, которому было уютнее со своими родными «тварями, подонками и бездарностями», как он их временами ласково называл, чем с цирком уродцев на прочих диванчиках.
Все двадцать девять мужиков и одна гетеросексуальная женщина в теле биологического мужчины сдвинули диванчики в кружок и принялись сопоставлять факты.



2 ЧАСТЬ

Долго им общаться не пришлось – через какое-то время на пороге появилась квадратная туша Музы.
Шестьдесят глаз с ужасом и ожиданием уставилось на неё. Впрочем, синие паскудненькие глазки композитора Моцарта, который, как выяснилось, к Моцарту-классику не имел никакого отношения, смотрели с интересом. Глаза Анны-Варни – с инфернальною тоскою. А глаз разнокалиберных клонов Welle:Erdball и вовсе не было видно за стёклами синих очков.
- САМ открыл новый документ Word’a... Пора… - с таинственным придыханием объявила Муза. Потом толстый перст вытянулся в сторону раммштайна.
- ВЫ!
- Что – мы? – аж подпрыгнула шестёрка крепких мужиков. Точнее, пятёрка. Фляке пассивно подпрыгнул по инерции.
- Вы будете первыми! – заявила Муза. - Не бойтесь, это низкорейтинговый слэш, больно не будет. Идите за мной.
Раммштайн помедлил, но Муза гаркнула:
- Вы что, забыли, что должны слушаться? Или хотите, чтобы я пожаловалась САМОМУ и он определил бы вас в слэш с рейтингом NC-21, BDSM, а того хуже… - голос её стал похож на шипение анаконды, - с Мэри-Сью?...
Раммштайновцы не поняли ни единого слова, но все они звучали одинаково ужасно, поэтому они быстро встали и поспешили на выход.
- Таааак, - муза обвела замершую компанию прищуренными глазками. - Теперь вы!
Указующий перст обратился в сторону двух аццких сотон.
- Ангст, и никаких возражений!
- То есть, нам следует бояться? – на всякий случай доброжелательно улыбнулся Бруно, услышав знакомое каждому немцу слово.
- Что-то вроде того, - нехорошо осклабилась Муза.
- Эта-опа! – встал лохматый татуированный и пропирсингованный, подняв следом и безропотное создание в юбке, как у Бруно. - Мы ж вроде эта…тип таво как бы ихние сессионники, только я бывший, а этот вроде как нынешний. Можно с ними побояться?
Существо в юбке заскулило. Но Муза покачала головой:
- Нет, для вас приготовлена AU. Вот с ними, - палец упёрся в троицу относительно нормальных мужиков, один из которых носил дреды и оранжевые очки, - и вот с ними, - палец передвинулся в сторону клонов. Те не дрогнули ни единым мускулом на лице.
- На выход! – приказала Муза.
Ещё семь мужчин покинули помещение.
- Так. Теперь вот с вашей оравой что-то надо решить… - Муза обвела свиту царя и прынца изучающим взором, - уху…хм-хм…Так, ну допустим вы двое, которые one true pairing, чёрненький с беленьким…
- Мы? – робко спросил Андреас, придвинувшись к Тобиасу Шлиэфу.
- Нет, вы пойдёте во флафф! – решила Муза и снова повернулась к царю Хорну и прынцу Вельянову. Но тут встал Жоэль Фредериксен, уперев кулаки в бёдра.
- Что?!!! Моего тенора во флафф с каким-то…
Муза оглянулась, почесав ногтем мощный подбородок.
- Ну так и быть, пусть будет ангсти-флафф, застанешь их в постели, разбирайся как знаешь… И не мешайте же мне в конце концов!
Прынц удручённо вздохнул.
- Короче! – всплеснула руками Муза Батьковна, уставшая перебирать сюжеты. - Идите-ка все оставшиеся с этого дивана в PWP высокорейтинговый!
- Сама иди нах! – огрызнулся Роберт Уилкокс.
- С ангстом, - кровожадно добавила Муза, глянув на него в упор.
Моцарт скучающе зевнул.
- Так…Хм… Ну, тебя, пожалуй, высокими рейтингами не испугаешь. И уж тем более всякими извращениями…
При этих словах блондин на поводке у Моцарта обречённо вздохнул.
- А впрочем, и на вас найдётся АУшка, только фэнтэзюшная. Как раз вот с этой парочкой менестрелей. Давайте, поднимаем задницы и вперёд… А ты, Аннушка… Хм…А ступай-ка ты в ту же АУшку.
Помещение опустело.
- Ох уж этот Автор! – пробасила Муза, тяжко бухнувшись на один из диванчиков. - Вечно понахапает фандомов, а ты разгребай за него сюжеты!

***
Недолго пустовала и безмолвствовала белая комната. Вскоре в неё стали возвращаться её обитатели.
Первыми на свой диванчик бухнулись злые, как голодные бульмастифы, раммштайновцы.
- Что за чушь! – всплеснул руками Пауль. - Идиотия какая-то! Мы вели себя как дети в песочнице! И это называется юмористический низкорейтинговый слэш?! Хрень какая-то! Я постоянно подкладывал всем кнопки на стул и мазал ботинки клеем, как будто мне 12 лет!
Внезапно морда его расплылась в улыбке, и герр Ляндерс злорадненько захихикал.
- Но вообще-то было весело…
- Аха… И пи..дить тебя тоже было весело! – заржал в ответ на это барабанщик, и Пауль смолк.
- И совсем было не весело! – нервно дёрнул глазом клавишник Фляке. - Почему меня постоянно чморил Тиль, ну почему?! Мы ведь в реале друзья и собутыльники!
Тиль молча отвесил ему подзатыльник.
- Ну вот! Опять!
- Да подумаешь! – пожал плечиком Рихард. - Тоже мне! Велика проблема! Вы посмотрите только, как безобразно обломался у меня ноготь на мизинце! И вообще, какая падла украла мою косметичку и плюшевого мишутку!?
Раммштайновцы синхронно раскрыли рот, чтобы дружно наехать на лидер-гитариста, но тут дверь открылась, и на пороге возникла толпа, покрытая копотью пост-ядерного мира.
Пропирсингованный, татуированный и вообще ужасно маргинальный экс-клавишник Das Ich по имени Каин, широко улыбаясь, прошагал к диванчику и бухнулся на него. Милое пухлое создание по имени Сисси, теперь уже не в юбке, как у Бруно, а просто в потёртых джинсах, присело рядом. Трое скорбутов прошагали к своему диванчику, а двое велле-эрдбаллевцев – к своему.
- От эта был улёт! От эта экшн! Клёфа! – размахивал руками Каин. - Как мы их, а! А как они нас! А этот его нааа! А тот ему хрясь! И стулом! А потом из базуки по танку!
- И ничего весёлого, - прохныкал Сиси, потирая синяки на коленях. - Я тебе говорил, не надо лезть на ту базу! Я же всё заранее высчитал, взломав их систему…
- А где, по-твоему, мы должны были трахаться? Автор сказал на базе, значит, на базе!
- Семьдесят пять, - вдруг сказал один из скорбутов, тот самый, в оранжевых очках, и забубнил, - семьдесят пять, семьдесят пять, семьдесят пять, семьдесят пять, семьдесят пять…
- Слышь ты, координатор, заткни своего киборга, а? – попросил Каин второго из скорбутов. Коротко стриженный блондин в очках треснул своего напарника по затылку и буркнул:
- Да резэт, резэт уже. Всё, проиграл мы, успокойся.
- Успокоится он, как же! – фыркнул третий, жгучий длинноволосый брюнет Роберт. - Ему надо полностью оперативку переустанавливать… Слышьте вы, андроиды, у вас случаем не найдётся дивидюка с «золотым софтом-3000»?
- С ГОМО-сапиенсами не общаемся! – синхронно ответили «клоны» в синих очках и отвернулись.
- Да не хотел я с ними трахаться! – взвился Роберт, хлопнув себя по коленям. - Что мне было делать, если повстанцы взяли меня в плен, а Автор – мудак?!
Каин паскудно заржал.
- Семьдесят пять, семьдесят пять, семьдесят пять, семьдесят пять… - завёл свою волынку зависший киборг.
- Что с ними сделали! – прошептал Кристиан из раммштайна, покачав головой. - Нам, значит, ещё повезло…
- Это нам ещё повезло! – махнул лапой Каин. - По сравнению с теми, кого в другую АУху упрятали!
В этот момент, подтверждая теорию о том, что всплывает, едва о нём зайдёт речь, в комнату вошла компания, состоявшая из Моцарта (у которого на плече сидела большая белая сова), его блондинистого «раба», двух средневековых стриптизёров с волынками и одной гетеросексуальной женщины в теле мужчины.
Все они молча распределились по своим диванчикам.
«Шваброид» Ардор, нервно отряхиваясь, зашипел:
- Уж лучше бы меня тоже сунули в киберпанк! Мало ли, что я в реале себе клыки наростил и на волынке играю! Что, сразу теперь в средние века упырей играть и больше никуда? Из меня отличный кибер-фрик бы получился!
- Семьдесят пять, - тоскливо подтвердил киборг в оранжевых очках.
- А мне понравилось! – потянулся Чёрт, заводя руки за голову. - Магия, драконы, подземелья… Хм… Молоденькие послушники в монастырях.
- Тьфу ты! – чихнул Ардор презрительно.
- Да уж лучше послушники, - заявил Моцарт, доставая из-за пазухи книгу в чёрном переплёте, на обложке которой ошарашенно хлопал ресницами здоровенный глаз. Потом Моцарт раскрыл книгу, буркнул пару непонятных фраз, и в зубах у него появилась дымящая трубка, а сова на плече сердито ухнула. - Ну так вот, уж лучше послушники, чем местные бабы. Ну и страшные же они там у них, а! Все тощие, длинные, ни сисек, ни жопы, зато ухи как у ослов и имена такие, что язык поломаешь – Леголас, Маэглор и прочая туфта…
- По-моему, - проговорил косматый блондин, - это были не бабы…
- Да? – приподнял бровь Моцарт. - Ну впрочем, какая в попу разница!
С этими словами он почему-то посмотрел на вздыхающую в своём тёмном углу Анну-Варни.
- Вы знаете, даже андэды неопределённого пола при определённых обстоятельствах…
Договорить ему не удалось.
Дверь раскрылась снова, и в комнату ввалилась помятая, потрёпанная компания, состоявшая из царя Хорна, прынца Вельянова и остатка их свиты. Все они расселись на диванчике рядом с Чёртом и Ардором.
- Ну, как прошёл день? – ядовито осведомился последний.
- Ужасно! – захныкал Андреас Хиртрайтер, зажатый между двумя брутальными двухметровыми длинноволосыми блондинами – Фредериксеном и Шлиэфом, и удерживающий их от нападения друг на друга. - Они едва не поубивали друг друга! Всё пытались выяснить, с кем из них я остаюсь…
- Конечно, со мной! – заявил Фредериксен. - Пока этот гетеросексуальный ПАПАША возится со своим драгоценным сыночком…
- А ты торчишь в своей ненаглядной Америке! – парировал Шлиэф, тряхнув пушистыми соломенными лохмами.
- Ну хватит уже! – взмолился Андреас, обхватив голову руками. - Ну на 15 страниц одно и то же, одно и то же! Да с обоими вами я всегда и в проектах, и в операх, и в церковных хорах, и в группах!
- Потрахаться-то хоть успели? – участливо спросил Уилкокс, поудобнее разваливаясь на диване и по-свойски роняя лапу на бедро загадочно улыбающемуся прынца.
- Охх, - отмахнулся лишь Андреас.
- А мы вот только и делали… - начал было британец снова, но тут его перебил Эрнст Хорн:
- Кстати, ребята, вы хотя бы под конец слэша разобрались, кто кого любит, и кто кого ревнует?
- Блин, ну когда же ты уже запомнишь! – возвёл очи горе прынц Вельянов и принялся объяснять на пальцах. - Смотри. Вот этот романтичный придурок с виолончелью влюблён в тебя, но ты его не замечаешь, ты любишь меня, я люблю Уилкокса, Уилкокс вроде меня тоже любит, но мне его мало и нужен ещё и Попп, который зажигает с Гроттом, а ещё я время от времени трахаю Коморовского. Ещё вопросы?
Хорн посидел некоторое время, а потом кинулся душить прынца с воплем:
- Ах ты македонская курва!
- Да хватит уже этого ангста! – взревел Михаэль Попп, растаскивая парочку.
- Мммм, - промычал растрёпанный Вельянов, раскинувшись на бёдрах Уилкокса. - А мне понравилось! Такая перчинка…
- Ангст? – прошептал с порога срывающийся сиплый голос.
Все взгляды обратились к распахнувшейся двери. Сверкнула молния. На заднем плане завыли волки.
На пороге, привалившись к косяку, стоял Бруно Крамм, весь в грязи и налипших сухих листьях.
- Вы считаете, что вот эти ваши игрульки – это ангст? – герр Крамм, на котором лица не было, шатаясь прошагал в комнату, волоча за собой лопату, с которой капала кровь и отваливались маленькие комья глины. - Вы понятия не имеете о том, что такое ангст…
- Бруно! Ты жив! – радостно заорал с порога прокуренный голос, знакомый всем фанам Das Ich по таким хитам, как Смерть Божия и Каин с Авелем.
Бруно резко оглянулся и отшатнулся прочь:
- Не подходи ко мне!
Штэфан, покрытый кровью и какими-то царапинами, переступил порог, протягивая к Бруно руки.
- Но это же я… Ты что, меня не узнаёшь?
Бруно заорал, принявшись отмахиваться лопатой, а потом стал носиться по всей комнате, уворачиваясь от Штэфана, который упорно пытался ему что-то объяснить.
- Интересно, - проронил всё ещё вольготно валяющийся на коленях у Уилкокса прынц Вельянов, - а они за всеми своими разборками хоть успели потрахаться?...
- Что, гормон всё гуляет? – пробурчал герр Хорн, скрестив на груди руки. - Вот попадись ты мне только один на один в каком-нибудь PWP…
За воплями «аццких сотон», бубнением зависшего киборга и завываниями лысой женщины-мужчины никто не заметил, как на пороге возникла прямоугольная туша Музы Батьковны.
- СМИРРНА! – рявкнула она так, что Бруно и Штэфан немедленно угомонились и плюхнулись на свой диванчик к Каину и Сисси.
В воцарившейся тишине Муза Батьковна, заложив за спину могучие ручищи, совершила обход «пациентов».
- Ну, как самочувствие? Кому нужна помощь?
С этими словами она достала из кармана своего докторского халата небольшую записную книжку и подробно записала появившиеся у несчастных немцев симптомы.
- Ну ладно, пока можете отдыхать. На процедуры буду приглашать по одному. А потом снова за работу! Ибо САМ, - Муза подняла похожий на сардельку палец к потолку, и все немцы благоговейно последовали взглядами в указанном направлении, - пока не думает забрасывать слэши…
Собравшись уходить, Муза вдруг оглянулась и вперила взгляд в Моцарта. Тот, чтобы скрыть короткий испуг, сделал вид, что глубоко затягивается своей термоядерной трубочкой.
- Это ещё что? – палец Музы вперился в белую сову.
- А, это? – Моцарт пошевелил плечом, и сова переступила на нём пушистыми лапами. - Ну на память взял. Что, нельзя? Нет, я иду никого не трогаю, вдруг какой-то ботан травмированный на всю голову вылетает, размахивает указкой, орёт какую-то абракадабру и ещё обзывается. Воланом, видите ли, морда! Это у меня-то воланом морда?!... Ну я ему и двинул. Легонько. Ребёнок всё же… А сову вот на память себе забрал.
- О бооооже! – всплеснула руками Муза Батьковна, потом прошагала к Моцарту и конфисковала сову. - И чтоб больше никто не смел лазить в чужие вселенные и не-РПСные фандомы, ясно?!
Грохоча ботинками, Муза Батьковна удалилась и хлопнула напоследок дверью с такой силой, что Бруно выронил свою лопату, с которой успел сродниться, как молдавский гастарбайтер.



3 ЧАСТЬ
…Дверь открылась пинком ноги, и к раммштайновскому диванчику прошагал Рихард Круспе, подобрав пышные юбки белого подвенечного платья и помахивая потрёпанным букетиком белоснежных роз. Следом плёлся как всегда ко всему безразличный Тиль, пожёвывая беломорину.
- Как меня это всё достало! – рявкнул герр Круспе, бухнувшись на диванчик и эффектно закидывая одну бритую ногу в чулочке на другую бритую ногу в чулочке. - С тех пор как этот автор от нас отошёл, на нас переключилась всякая милюзга! Ещё хуже, чем та песочница с кнопками, клеем и плюшевыми мишками!
Лидер-гитарист легендарной группы, откидывая на могучее плечо гипюровую фату, нервно сжал зубами сигарету. К нему протянулось сразу пять зажигалок.
- Спасибо, мальчики, - нервно поблагодарил Рихард, прикуривая и строптиво вздрагивая длинными загнутыми ресницами. - Нет, ну это никуда не годится! Я, конечно, ко многому уже привык, пока мы торчим здесь и регулярно участвуем в этом балагане под названием слэш. Но чтобы свадьба!
- А ещё бывает эмпрег, - буднично заявил жених-Тиль, закуривая. - Так что тебе повезло, любоффь моя. Хотя…
- Никаких «хотя»! – быстро повернулся к нему Рихард. - Я вам говорил, что отсюда надо валить? Говорил! Причём, много раз!
- Да уж, даже счёт потеряли, - подтвердил с другого диванчика прынц Вельянов, подпиливая ноготки. - А, кстати, сколько мы здесь уже?
- Не знаю, - отмахнулся Рихард.
- И правда, - задумчиво поскрёб подбородок пальцем герр Хорн. - Здесь как будто бы нет времени. Мы не хотим ни есть, ни спать, ни в туалет. Мы как будто бы…
- Умерли? – всё ещё с надеждой спросил Фляке, и сразу же получил ленивую затрещину от Тиля. Потом добавил Кристоф Шнайдер. И даже с диванчика Das Ich прилетел тяжёлый ботинок Каина, метко попав клавишнику раммштайна в лоб.
- Нет, нет, не умерли, тут что-то другое, - глубокомысленно произнёс Эрнст Хорн и крепко задумался.
Комната погрузилась в напряжённое ожидающее молчание, сигареты медленно тлели в полуоткрытых ртах. Герр Хорн не подавал признаков разумной жизни, всё так же сидя в позе мыслителя.
- Мда, - процедил Йорг Хёттнер с диванчика скорбута. - Завис.
- Может быть, если мы поймём, как мы сюда попали и каково наше положение, то мы поймём и как выбраться? – спросил Андреас Хиртрайтер, как обычно сидя между двумя брутальными рыжеватыми блондинами, так и норовивших кинуться друг на друга.
- Вот именно над этим, вероятно, он и задумался! – пожал плечом прынц Вельянов, поправляя причёску перед зеркальцем, которое услужливо держал Коморовски, глядя на македонца с обожанием. - Лично я бы мог посоветовать один забавный славянский метод. Надо просто загадать желание, находясь между двумя тёзками. Здесь присутствуют 4 пары тёзок. Хватит на всех.
- Находясь между? – почесал темечко Каин. - Неее, терпеть не могу позу «паравозик». Если ты впереди, то тебя все трахают, а ты никого не трахаешь. Если ты последний, то никакого тебе массажа простаты. А если ты посередине, то от двух остальных синхронности не дождёсси!
- Браво, мой мальчик! - поаплодировал Бруно. - Наконец-то стал разбираться в вопросе!
- Давайте всё же разберёмся с нашим общим вопросом! - встрял Рихард, докурив.
- Групповуха? - оживились остальные обитатели комнаты.
- Да нет же! - огрызнулся Рихард. - Наше тут присутствие и возможность покинуть это место!
- Хм... - глубокомысленно изрёк низкорослый "клон" из Welle:Erdball. - Давайте мыслить логически. Итак, нас используют во всех этих фиках, потому что мы безропотно и исправно выполняем свои функции и играем отведённые нам роли без каких бы то ни было отклонений. Логично предположить, что если мы порушим все каноны и нарушим все правила, да так, что читатели забросают САМОГО тухлыми помидорами с криками "Так не бывает!" а потом и вовсе перестанут читать его слэши, то мы станем САМОМУ не нужны. И нас наверняка отпустят!
- А шестерёночки-то у тебя подмазаны! - одобрительно кивнул киборг Даниель, кивнув ананасообразной головой.
Итак, все принялись придумывать себе новое амплуа, которое вызвало бы бурю негативных эмоций у читателей.
Решено было идти методом от противного. И через полчаса киборг Даниель трещал без умолку, его напарник Роберт беспрестанно пищал странные слова из обихода анимэшных фандомов - "кавайййй" и "сугоййй", ехидненький и вечно серьёзный третий скорбутовец ржал над тупыми и похабными анекдотами Андреаса Хиртрайтера, на которого совсем не обращали внимания Тобиас Шлиеф и Жоэль Фредериксен, самозабвенно слившиеся в страстном французском поцелуе; Каин беседовал о поэзии Бодлера и ядерной физике с парой средневековых стриптизёров, Сисси брутально рыгал и почёсывал яйца, прынц Велянов грыз ногти и задумчиво ковырялся в носу, герр Хорн пытался обсудить с Моцартом сиськи Музы Батьковны, но тот стыдливо затыкал ушки пальчиками и лишь романтично вздыхал в сторону гетеросексуальной женщины в мужском теле, которая, в свою очередь принялась утверждать, что она - мужчина, да ещё и гомосексуальный. Бруно Крамм впал в нирвану, Штэфан весьма правдоподобно закосил под нормального человека, бывший раб Моцарта напротив принялся стенать о тонких материях не менее тонким голоском. Тобиас Би.Дойтунг больше не смотрел влюблёнными глазами на герра Хорна, а норовил беспардонно завалить на диванчик вяло и невразумительно отбивающегося Михаэля Поппа. Кристиан Коморовски третировал Роберта Уилкокса, плачущего от обиды как девчонка, а Филипп Грот учил клонов из Welle:Erdball танцевать фокстрот. Раммштайн же тешился своей замкнутой группкой: Пауль Ляндерс отвешивал пинки и затрещины Тилю Линдеманну, Кристоф Шнайдер сидел чуть в сторонке, философски относясь к этому бренному миру, а Оливер Риэдэль так и норовил до кого-нибудь докопаться, Рихард Круспе совершенно негламурно бухал водку, а Кристиан Лоренц неистово работал пилочкой для ногтей и поливался одеколоном.
Как следует натренировавшись, все принялись ждать Музу Батьковну, и она не замедлила явиться.
- Что, сидите, ждёте уже? - довольно проурчала она на манер хорошо смазанного трактора. - Молодцы! Дисциплинированными наконец-то становитесь!
Однако, как и следовало ожидать, она жестоко обманулась. Едва оказавшись в фиках, немцы принялись действовать согласно проведённой подготовке. Отзывы, тем не менее, были более чем неожиданными: "Аффтар жжот!", "Пешы есчо!" и прочее подобное. Никто из читателей не поверил, что признанный мэтр САМ допустил столь грубые ошибки в характере персонажей и столь грубое нарушение фанона. Усилия бедных немцев были приняты за высококачественный стёб над фаноном и, как следствие, пропали втуне.
Тогда было решено в обход Музы Батьковны разбиться на такие парочки, которых никогда не было и не будет в каноне - например, Каин с Жоэлем Фредериксеном или Александр Вельянов с одним из веллевских клонов. Но и такое грубое несоответствие не вызвало плевки читателей, наоборот! Оригинальность САМОГО и его изворотливый ум были оценены по достоинству.
Тогда все разбились на банальнейшие парочки по признаку цвета волос - беленькие с чёрненькими. Большую проблему представляли лысые, но их приравняли к блондинам. А всяческих ирокезирванных, рогатых и забритых - к брюнетам. Но и в этом случае не последовало критики и упрёков в банальности и неоригинальности. Напротив, читатели в один голос заявили об умелом использовании традиционного цветового разделения.
- Чёрт, что же нам тогда делать, если ничего не помогло? - удручённо пробубнил Ардор.
- Не знаю, - не менее удручённо отозвался его коллега по имени Чёрт.
- Да мы всё нужнее и нужнее становимся нашему САМОМУ! - хныкнул Сисси. - Эдак мы никогда отсюда не сбежим!
- Может, стоит попробовать метод загадывания желания между тёзками? - робко предположил прынц Вельянов, но тут его перебили.
- А помните, - вдруг воскликнул Рихард Круспе, - Муза Батьковна с самого начала сказала, что мы вовсе не умерли, а являемся персонажами фика?
- Ну? И как это тебе поможет? - вяло отозвалась общественность.
- Да очень просто же! - радостно захлопал ресницами Рихард. - Этого всего не существует, вы понимаете? Ни этой комнаты, ни тех реальностей, в которые мы время от времени попадаем, ни даже нас! А то, что не существует, не может оказаться в несуществующем месте! Точнее, в месте, существующем лишь в воображении САМОГО. Надо просто осознать это, поверить в это и самим моделировать свою реальность!
На диванчиках воцарилась тишина. Потом киборг в оранжевых очках пробубнил:
- Матрица снова нашла нас...
- Я вам докажу! - горячо воскликнул Рихард, притопнув ботинком сорок последнего размера. - Вот смотрите! Меня здесь нет! Меня вообще нет! Я не живой человек по имени Рихард Круспе, который живёт то в Германии, то в Лос-Анджелесе, который не пищит при виде сломанного ногтя, не закатывает истерики по поводу пропавшей косметички, не спит в обнимку с плюшевым мишуткой и уж точно не выходит замуж за вокалиста, да ещё в подвенечном платье! Я просто его образ, имя, внешность и наиболее явственно видимые со стороны - точнее, воображаемые САМИМ - черты характера! Мы все тут просто персонажи!
В наступившей тишине Пауль открыл было рот, чтобы сморозить чего-нибудь поехиднее в ответ на тираду Рихарда, да так и остался с открытым ртом. Рихард вдруг стал полупрозрачным, а потом и вовсе исчез. Как его и не было.
- Он умер? - с надеждой спросил Фляке, вытягивая шею.
- Он не может умереть, он и не был никогда живым. Как и все мы тут, - глубокомысленно изрёк Тиль. И тоже растворился в воздухе.
- Значит, выход есть! Ура! – воскликнули остальные раммштайновцы и поисчезали один за другим.
Кроме Фляке. Он растерянно оглянулся на притихших на диванчиках оставшихся немцев.
- Слушайте, а может лучше мне с вами, а? А то достало столько лет в одном и том же фандоме, с одними и теми же пейрингами, без единого кроссовера… Одни и те же ситуации, один и те же конфликты и примирения, кочующие из фика в фик, от автора к автору. А ведь всё совсем не так!
Договорить ему не удалось – внезапно из воздуха возникла волосатая лапа Тиля, схватила Фляке за шкирку и снова растворилась, уже вместе с пойманной жертвой. Лишь эхом разнеслись слова:
- Не отбивайся от коллектива… ива… ива…
Воцарилась тишина. Никто не пошевелился на прочих диванчиках. Первым пришёл в себя Моцарт, привыкший уже ничему не удивляться в этой жизни. Повертел головой по сторонам и пожал плечом.
- Хм. Значит, мы можем управлять этой реальностью? А что, мне это нравится!
С этими словами он вынул прямо из воздуха букет и галантно вручил его гетеросексуальной женщине в теле мужчины.
- Мадам! Я должен признаться, что вы единственная женщина в этом мире… кхем… да, в этом мире…. Которая затронула меня до глубины души, и я хотел бы предложить…
Закончить ему не удалось, как и Фляке минутой раньше – дверь распахнулась, и на пороге возникла туша Музы Батьковны.
Её налитый кровью глаз упёрся в опустевший раммштайновский диванчик.
- А эти где?
- Дык… Эм… - принялись заикаться прочие немцы.
Но внезапно голос Музы смягчился:
- Ладно уж. Раз они всё поняли, то настало время и правда им освободить свой диванчик. Но ничего страшного. На подходе уже замена. Тоже шестеро, тоже индастриел. И набор тот же самый – угрюмый здоровяк-автор песен, гламурная сучка, весельчак-прикольщик, крышелёт, брутальный барабанщик и лысый басист. Так что свято место пусто не бывает.
Она оглянулась и гаркнула:
- Эй, Seelenzorn, сколько вас ждать ещё?
Посторонившись, она пропустила в комнату шестерых здоровяков и указала им на одиноко пустеющий диванчик. Новички расселись. Муза Батьковна прикрыла за собой дверь, глумливо хихикая.
- И чего тут типа? – угрюмо буркнул угрюмый автор угрюмых текстов, слегка нервно потеребив значок в виде Губки Боба на лацкане своего пиджака.
- Добро пожаловать в ад! – прошептал Бруно, доставая из-за диванчика лопату.

КОНЕЦ

Режиссёр, сценарист и ваще САМ:
Драу М.

В роли Музы Батьковны – Муза Аффтара (САМОГО)

В ролях:

Раммшатйн -
Тиль Линдеманн
Рихард Круспе
Пауль Ляндерс
Кристоф Шнайдер
Кристиан Лоренц
Оливер Риэдэль

Дасыщ:
Бруно Крамм
Штэфан Акерманн
Штэфан Зигль
Каин

Дайнэ Лакаен и ко:
Эрнст Хорн
Александр Вельянов
Тобиас Би.Дойтунг
Роберт Уилкокс
Михаэль Попп
Кристиан Коморовски
Филипп Гротт
Тобиас Шлиэф
Жоэль Фредериксен
Андреас Хиртрайтер

Танцвут и Корвус Коракс (неполный состав):
Чёрт
Ардор

Скорбут (старый состав):
Даниель Гальда
Роберт Поллих
Йорг Хёттнер

Велле Эрдбалль:
Альф
Ханни

Умбра эт Имаго (неполный состав):
Моцарт
Лютц

Сопор Аэтэрнус, он же гетеросэксуальная женщина в мужском теле:
Анна Варни

Во время написания фанфика не пострадал ни один немец. Чего нельзя сказать об их персонажах.

25.06.08
запись создана: 20.06.2007 в 17:25

@темы: CROSSOVER, AU, укроп, все, кто только можно, PG, HUMOR

Комментарии
2007-06-20 в 17:42 

пунктуация искажает духовность
гы, ну я давно еще поржала над этим)))
ждем вот проды =)

2007-06-20 в 18:20 

La_Danse_Macabre
I'm just negative perfect
>>Очень приятно, царь, здравствуйте, царь, очень приятно, ой, простите, Эрнст Хорн

пацталом :)) Даешь продолжение!:hash2:

2007-06-20 в 19:04 

Гробик - это киборг наоборот
есть вторая часть, но будет ещё

2007-06-20 в 20:45 

пунктуация искажает духовность
ыыыыыыыыыыы!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
разборки блондей - труЪ
подстеб над эльфами - труЪ
"семьдесят пять" (а почему не сорок два, был бы превед от автостопом по галактике" - ТРУЪ
*снова залазит под стол ржать*

2007-06-20 в 20:55 

Гробик - это киборг наоборот
да вот что первое в голову пришло))))

2007-06-20 в 20:56 

Гробик - это киборг наоборот
там от Моти не только эльфам досталось....

2007-06-20 в 21:11 

Achenne
пунктуация искажает духовность
draw-is-k
Аню Варни ваще жалко (плакаеть), вот оно после таких Мотей и поет что some men are like chocolate,but most of them are like shit ))))

2007-06-20 в 23:32 

Я добрый, но добра от меня не дождетесь
*ис под стола*Щикарррнооо!!!!
А мену Бруно......Бедняга, сросся с лапатой!!!!!!

2007-06-21 в 00:52 

Krisana
Если хочешь остаться, останься просто так (с)
Тэкс. Стырила, почитаю завтра на работе.
Но. Народ, как такое может быть? Пост во фленте есть, а при попытке зайти на дневник, в котором этот пост написан, говорят "доступ ограничен"? Сижу офигеваю.

2007-06-21 в 00:55 

пунктуация искажает духовность
Krisana сие есть глюкЪ дайря =\

2007-06-21 в 01:05 

Если хочешь остаться, останься просто так (с)
Achenne
Сижу теперь и думаю, в какую сторону его глюкануло и должен ли был высвечиваться у меня этот пост :-D

2007-06-21 в 01:23 

Where is that monkey? I want to shoot something ©
- Блин, ну когда же ты уже запомнишь! – возвёл очи горе прынц Вельянов и принялся объяснять на пальцах, - смотри. Вот этот романтичный придурок с виолончелью влюблён в тебя, но ты его не замечаешь, ты любишь меня, я люблю Уилкокса, Уилкокс вроде меня тоже любит, но мне его мало и нужен ещё и Попп, который зажигает с Гроттом, а ещё я время от времени трахаю Коморовского.
хосспаде :lol: точнее и не скажешь :lol: :lol:

2007-06-22 в 13:57 

I'm just negative perfect
Krisana Не, я сообщество не лочила, здесь у всех доступ есть

2007-06-22 в 18:36 

Если хочешь остаться, останься просто так (с)
La_Danse_Macabre
Значит, буду изучать на законных основаниях :)

2007-07-03 в 01:29 

Der Teufel
Ветер мой,танцуй и пой со мной...(с)Roman Rain
Я рыдала по столом в интернет-кафе!!!У меня аж настроение улучшилось!!!Бугагага!!!

2007-07-13 в 01:28 

Надень красные трусы и иди на свидание к Богу.(с)Alma
=)
Все в точку.

2007-08-10 в 13:40 

Pornographique moi (c)
Прелесть!=) Настроение поднимает конкретно)))

2008-06-28 в 20:25 

Pornographique moi (c)
Гыыыы))) ДАЙОШЬ ФИЛЬМ!!!! *мячты-мячты... а вообще, я и так уже будто фильм посмотрела...хорошо мылить образами%) за еще и субтитры - точно фильм!*

2008-06-28 в 22:31 

Rympelpyshkin
Come back, my dream.
ой жесть))))
Аннушка отжигаше))

продолжения хочется...............................) ОЧЕНЬ.

2008-06-28 в 22:59 

long lost lake
омг, шикарнейший креатив, просто блеск)) лично мну кончено больше всего аннушка радует, но тут все кого я знаю так гротескно выписаны, что нельзя не смеяться))))

2008-06-29 в 07:25 

пунктуация искажает духовность
ыыы)))
ты сделал это)))

:vo: пазитиффчег с утра))))
хех, только зря они обрадовались. аффтаров-то не один, аффтаров многа :smirk:

2008-06-29 в 22:11 

Rympelpyshkin
Come back, my dream.
а кто они-то?

2008-06-29 в 22:39 

Achenne
пунктуация искажает духовность
Rympelpyshkin
аффтары? ну по раммам ваще туева хуча

2008-06-29 в 23:41 

мне нужны костыли,чтоб идти не касаясь ногами земли
семьдесят пять, семьдесят пять, семьдесят пять, семьдесят пять…
- Слышь ты, координатор, заткни своего киборга, а?

вот это божественно!сразу видны корни и суть некоторых явлений современной литературы/специалист по герменевтике лежит под столом и не желает из-под него вылезать/
а так-жеесть!очень позитивный абсурд.правда стало грустно от того,что у меня есть знакомая по имени Муза(по паспорту,реально),но тут уж увы,совпадение...

2008-06-30 в 11:36 

Через тысячи лет поменяется ветер, все забудут опять непокорные дети. Бесконечна спираль, по которой ступаем... это все, что я знаю (с) МеХаноид
попытки испортить САМОМУ все его твАрьчество оч понравились ))):laugh::hlop:

2008-06-30 в 18:08 

мне нужны костыли,чтоб идти не касаясь ногами земли
а мне показалось что Драу не только про себя и свое творчество,но и про слэшеров вообще во многом.у меня подруга писала нечто подобное про финнов,про то как слэшеры окружают их повсюду и управляют их жизнью.но там они к сожалению сопротивляться не могли;(((

2008-06-30 в 23:10 

певец должен пет, спат и жрат. больше певец никому ничего не должен.
…Дверь открылась пинком ноги, и к раммштайновскому диванчику прошагал Рихард Круспе, подобрав пышные юбки белого подвенечного платья и помахивая потрёпанным букетиком белоснежных роз. Следом плёлся как всегда ко всему безразличный Тиль, пожёвывая беломорину.
*представила картину*
*выпала в сухой осадок*
:lol::lol::lol::lol:
вот бы реально кинцо снять.. *мечтательно-задумчиво..:gigi:*

2008-06-30 в 23:20 

Через тысячи лет поменяется ветер, все забудут опять непокорные дети. Бесконечна спираль, по которой ступаем... это все, что я знаю (с) МеХаноид
да хотяб комикс...такой... обычненький... есть доморощенные художники????

2008-07-01 в 00:04 

певец должен пет, спат и жрат. больше певец никому ничего не должен.
ага, но жопорукиеееееее..-))):gigi:

2008-07-01 в 00:51 

Через тысячи лет поменяется ветер, все забудут опять непокорные дети. Бесконечна спираль, по которой ступаем... это все, что я знаю (с) МеХаноид
хм... то что "жопо" эт канешно на руку... блин... фигасе каламбур... :wow:

2008-07-01 в 00:56 

мне нужны костыли,чтоб идти не касаясь ногами земли
так жопорукий комикс самое то!бодрый мультег такой,не как то что ночью по 2х2 показывают конечно,но изыски утонченного яойного гламура там явно не в тему

2008-07-01 в 01:06 

певец должен пет, спат и жрат. больше певец никому ничего не должен.
*задумчиво грызя карандаш* можно и жопо на руку, в тему будет, да.. тока это ангст получится наверное..
жжоте, дамы-):lol:
а можно раздать каждому по герою, попросить изобразить, потом все слепить вместе и долго ржать над результатами-)))))

2008-07-01 в 01:21 

мне нужны костыли,чтоб идти не касаясь ногами земли
а что,тоже мысль.а можно героев и по частям рисовать,каждый ответствен за отдельную часть тела,и все слепить,как получится.тогда жопорукий будет в прямом смысле.слава дадафутуризму!

2008-07-01 в 01:26 

Через тысячи лет поменяется ветер, все забудут опять непокорные дети. Бесконечна спираль, по которой ступаем... это все, что я знаю (с) МеХаноид
эээ.... тохда йа чур за... ммм... эээ.... самое безобидное.... руки!... не .. не самое безобидное... ну уши это уж слишком буит...

2008-07-01 в 01:28 

певец должен пет, спат и жрат. больше певец никому ничего не должен.
неееее.. именно взять по герою и во всей красе его.. меня Риха в фате и чулках поразил в самое.. сердце..:gigi:

2008-07-01 в 01:31 

мне нужны костыли,чтоб идти не касаясь ногами земли
меня как раз не потряс,это же из клипа,там где оборотни в чем-то белом измазанные,и из тиля волки вылазят потом прямо при даме...
по герою можно.но надо быть внимательными с выбором,чтобы каждый сумел точно отобразить внутренний мир героя!о как!

2008-07-01 в 01:37 

Через тысячи лет поменяется ветер, все забудут опять непокорные дети. Бесконечна спираль, по которой ступаем... это все, что я знаю (с) МеХаноид
хм.... ну тохды... ммм.... Анна Варни моё!!!!:-D

2008-07-01 в 01:44 

певец должен пет, спат и жрат. больше певец никому ничего не должен.
список героев приведен в конце-))) полный список..-)
ваще САМ и Муза, наверное, туда не входят..?)

2008-07-01 в 02:09 

Через тысячи лет поменяется ветер, все забудут опять непокорные дети. Бесконечна спираль, по которой ступаем... это все, что я знаю (с) МеХаноид
Contradanza ну енто естессна... у кого рука поднимется??? :cool: (а хотя...)

2008-07-01 в 02:22 

певец должен пет, спат и жрат. больше певец никому ничего не должен.
Morwen Tenebra , таки поднималась уже..-) у многих и многократно..-)
а вот ковыряющегося в носу Сашеньки или Бруно с, хехе, лопатой, ещё не было..

2008-07-01 в 14:14 

мне нужны костыли,чтоб идти не касаясь ногами земли
если хотите,бруно могу заняться я.хоть я и не умею рисовать,но народу нравится : (он в образе Пастушки Адэль из одноименной песни Сергея Калугина,если кто не видел)

2008-07-01 в 14:31 

Через тысячи лет поменяется ветер, все забудут опять непокорные дети. Бесконечна спираль, по которой ступаем... это все, что я знаю (с) МеХаноид
мааамо... *падсталом* :-D супер!!!!

2008-07-01 в 16:11 

мне нужны костыли,чтоб идти не касаясь ногами земли
а вот по "топливу"-но тут неаккуратно,плохо видно и не ясна логика.ибо рисовалось под столом в прямом смысле.под носом у преподши.причем я даже умудрилась уронить это в почти дорисованном виде ей под ноги...ну это же я...

2008-07-02 в 00:58 

long lost lake
:[Эсталль]:
ухх, картиночки зачотные)))

2008-07-02 в 12:37 

мне нужны костыли,чтоб идти не касаясь ногами земли
спс!но на что-то серьезное,если это не скрещивание манги и русского футуризма меня не хватает,т.к я не умею рисовать вообще.так что на меня в каких-то вещах полагаться не надо.

2008-07-03 в 14:26 

всё получится
ээх, вот все с Раммштайна начинали, а потом...
а вся эта... трилогия просто супер!! особенно третья часть :laugh:

2008-07-11 в 12:44 

Lovecats
draw-is-k
Отличная стёбная пьеса. Очень живо всё представляла. Смеялась вслух))

   

German Gothic Slash Fiction

главная