14:56 

Dein Schmerz

Гробик - это киборг наоборот
1. Фандом - Seelenzorn
2. Пэйринг - треугольник Тони/Лотар/Йенс
3. Рейтинг - NC-21
4. Жанр - полу-ангст и полу-ПВП
5. Комментарий - Йенся долго цацкаться не станет... Инспирировано одноименным клипом +_+
6. Предупреждение - жоссско! насилие, БДСМ
7. Дисклеймер - ну ясен пень, что я не утверждаю, что это всё правда. Это вообще не имеет никакого основания. Кроме тони,который в клипе выступил в роли жертвы.



Dein Schmerz

Лотар поправил тёмные очки, глянув на себя в зеркальце заднего вида, сильно щурясь – солнце палило нещадно. Главное, чтобы от жары у полицаев размягчились мозги, и они не привязались к нему с неприятными вопросами по поводу неработающего поворотника. Тем более что Йенс обещал ему помочь с ремонтом. Правда, предложил приехать на два часа позже. Но тогда медным тазом накрывается семейная прогулка Лотара в парке. С некоторых пор он даже на выходных редко видится с женой и дочкой, поэтому частенько приходится буквально отрабатывать повинность. Ну да ничего. Сперва Йенс поможет ему с поворотником, а уж потом Лотар с чистой совестью проведёт остаток субботы с родными. Подумаешь, раньше на два часа приехал. Что такого?

Кремовый Опель с шорохом притормозил у гаража Йенса. Лотар достал мобильный, дабы сообщить коллеге по индустриально-готическому цеху, что он уже на месте, а заодно и извиниться, если потребуется, за то, что немного спутал карты. Однако, «абонент» оказался «недоступен».

Лотар некоторое время подождал, потом позвонил снова. То же самое. Постучав пальцами по рулю, Лотар решил, что чем жариться в душной машине, лучше подождать Йенса на свежем воздухе. Выбравшись из машины и закрыв дверцу на ключ, Лотар сперва размял затекшие колени, потом походил туда-сюда перед воротами гаража.

И вдруг заметил между ними и землёй щель толщиной в два пальца. Хм. Вероятно, Йенс где-то неподалёку, иначе не стал бы оставлять гараж открытым.

Лотар протяжно выдохнул, подув на себя. Наверняка, Йенс не будет против, если он подождёт его внутри. Там всё же прохладнее.

Лотар решительно прошагал к воротам и поднял их. После ослепительного солнца гараж казался глубокой чёрной пещерой. Но потом глаза привыкли к полумраку, и Лотару даже пришлось снять очки.

В гараже царил хаос средней интенсивности. Как будто Йенс в спешке распихал вещи по углам.

И тут вдруг внимание Лотара привлекло едва заметное движение у дальней стены. Он чуть прищурился, чтобы разглядеть. Но в следующее мгновение глаза его широко раскрылись и едва ли не выпали из орбит.

- Что за! – выдохнул он и бросился вперёд.

У стены стоял стол – старая жестянка, на которой удобно было возиться с какими-нибудь деталями, что-то паять или отвинчивать. И поперёк стола лежал Тони.

Из одежды на нём были только высокие ботинки, из которых свисали какие-то лохмотья – судя по всему, остатки срезанных брюк, горло сдавливал массивный ошейник с ременной застёжкой, и пара широких напульсников с кольцами надёжно удерживали запястья Тони прикрученными к двум приваренным к столу железным петлям. Сам Тони выглядел просто ужасно – весь в широких красных рубцах, будто его со всей силы хлестали ремнём, в синяках и запекшейся крови. Запястья были растерзаны кромкой напульсников – вероятно, Тони пытался вырываться изо всех сил. Теперь он отрывисто и поверхностно дышал, и голова его безвольно свешивалась со стола, запрокинувшись так, что кадык выступал особенно сильно.

Лотар подскочил к одногруппнику, попытался разомкнуть наручники, но только сломал ноготь. Сердце Лотара бешено колотилось. Господи, что здесь вообще происходит? Ведь это же гараж ЙЕНСА! Не какого-то безвестного маньяка. А Йенса!

- Тони! Тони! Очнись! Что тут происходит? Что случилось, Тони! – Лотар принялся похлопывать одногруппника по щекам, пытаясь привести в чувство. Но тот лишь невнятно и сипло промычал что-то.

- Господи… - выдохнул Лотар, трясущимися руками вытаскивая из кармана мобильник и судорожно тыкая в кнопки. Простенький номер спасения давался отчего-то невероятно сложно.

- Куда это мы звоним? – раздалось с порога так внезапно, что Лотар вскрикнул и выронил телефон.

Потом резко повернулся на голос. На пороге, заслоняя свет, стоял Йенс собственной персоной. Лохматый, в затрапезной майке с потёртой надписью «Трахни мой мозг», с тяжёлым угрюмым взглядом из-под белобрысой чёлки, он как никогда напоминал медведя-шатуна. И чувствовалось, что по свирепости медведь-шатун заметно уступает герру Клеменсу.

- Й… Йенс… Что тут творится? – дрогнувшим голосом спросил Лотар, чуть отступая.

Йенс шагнул вперёд, резко опустив ворота гаража и почти сразу же включая свет. А потом медленно и плавно двинулся на Лотара.

- А что тут происходит? Тут ничего не происходит, - осклабился он, - пока что. Конечно, если ты не собрался сейчас совершить какую-нибудь глупость. Например, позвать на помощь. Или попытаться поднять телефон…

Лотар сглотнул сухим горлом. И молнией метнулся вперёд, к валяющемуся у ножки стола мобильнику, но внезапно Йенс схватил стоявшую у стены бейсбольную биту и со всей силы грохнул ею по несчастной серебристой вещице, которой немедленно пришёл конец. От неожиданности Лотар грохнулся задом на пол и быстро отполз, не в состоянии встать.

- Да что ты творишь!? – заорал он, жмурясь.

Йенс продолжал надвигаться на него, пока не загнал в угол. Потом наклонился, непринуждённо закинув биту на плечо, и снял с Лотара очки. Две пары голубых глаз уставились друг на друга – одни перепуганные и крайне изумлённые, а другие холодные и решительные.

- Это чтобы у тебя не было соблазна позвонить в полицию, - сообщил Йенс, мило улыбнувшись.

- Йенс…Йенс…слушай, Йенс, ну ты чего? Это же я… Ты…ты же не… - заговорил Лотар, срываясь на сиплый шёпот.

- Я вижу, что это ты. С памятью у меня пока всё в порядке, - сообщил Йенс, продолжая улыбаться, - и какого же ляда ты припёрся на два часа раньше, а?

- Ну… я… я просто подумал, что… - Лотар сглотнул, судорожно переводя глаза с прикованного к столу Тони на угрюмую физиономию Йенса перед самым своим лицом, и прошептал, - господи, что ты с ним сделал?

- А, с Тони? – Йенс быстро распрямился и подошёл к столу, - да ничего особенного. Жить будет. Ну пришлось немного повоспитывать. Он даже кусался, ты представляешь? Хех…

Он протянул руку, по-хозяйски провёл ею по бритому виску Тони и приподнимая его голову. Губы Тони чуть зашевелились, испустив едва слышный сиплый стон.

- До тебя, небось, тоже слухи всякие там дошли, да? Так вот, это всё правда. Я его трахаю, - мощная татуированная лапа отпустила голову Тони, и она немедленно безвольно запрокинулась снова, а длинные тонкие косы, словно змеи, скользнули вниз, - С некоторых пор…

- Но зачем ты его…так? – прошептал Лотар, не решаясь пошевелиться в своём углу и с опаской поглядывая на биту на плече Йенса. Тем временем ладонь поползла по голой груди и животу Тони. Лотар, словно заворожённый, следил за её движением.

- «Так» – это как? – невинно спросил Йенс, - вообще-то, мы мило проводили уикенд вместе, пока ты не заявился и не испортил весь кайф.

Рука совершенно бесцеремонно сжала вялый член и принялась поглаживать его. Тони тихонько скульнул.

- Да он выглядит так, как будто на последнем издыхании! – Лотар решился чуть поднять голос, - он же весь в крови. Ты его что, бил?

- Не бил, а пытался заткнуть. Он очень некультурно выражался, знаешь ли…

Тони пошевелился и протяжно выдохнул, а Лотар не мог отвести взгляда от ритмичных движений руки Йенса. И с удивлением заметил, что член Тони уже не такой вялый, как пару десятков секунд назад.

- Но… но… Уффф… - Лотар медленно поднялся, всё ещё не покидая угла, - я даже и подумать не мог, что у вас…ну…ТАКИЕ отношения…

- Это какие – «такие»? – Йенс лукаво улыбнулся ему.

- Ну…садо-мазо или как там, - растерянно пробормотал Лотар, а потом едва ли не взмолился, - слушай, отпусти меня, а? Я никому не скажу, клянусь!

- А чего тут говорить-то? – не прерывая своего занятия, Йенс усмехнулся, приподняв светлую, почти бесцветную бровь, - ведь ничего же такого ужасного не происходит, правда?

Лотар с энтузиазмом закивал.

- Такое ведь на шварцсцене сплошь и рядом, правда?

Лотар закивал ещё интенсивнее, вымученно улыбнувшись.

- Вон вся группа знает, что он вертел своей виниловой жопой перед Краммом, - Йенс повернулся к Тони и вдруг сжал руку на возбуждённом члене. Тони ахнул, попытавшись поднять голову, но она бессильно свесилась снова, тонкие косички качнулись.

- Вот только нехер тогда было и передо мной вертеть своей виниловой жопой, я шлюх как-то не очень уважаю… - прорычал Йенс, дёрнув пару раз довольно сильно. Тони стиснул зубы и простонал вовсе не от наслаждения. Лотар поморщился.

- Ему же больно!

- Да ладно! – показал зубы Йенс, - на самом деле он от этого тащится. Правда, моя конфетка?

Он со смаком облизал указательный палец и сунул руку в промежность Тони. Тот слабо брыкнулся, рельефные кубики пресса напряглись и стали совсем отчётливыми.

Йенс опустил биту и прислонил её к ножке стола. А сам навис над Тони и мерно двигал рукой вперёд-назад, а другой рукой собрал в горсть чёрные косички и рывком заставил Тони поднять голову. Тёмные глаза, мутные от боли и слабости, едва приоткрылись.

- Ну тебе ведь это нравится, а? Шалава… - низко прорычал Йенс.

Тони медленно изогнулся, звякнув своими грубо и наспех сработанными оковами, и стиснул зубы. Судя по всему, пальцев стало больше одного. И даже двух. А пальцы у Йенса крепкие, толстые.

Лотар почувствовал, что начинает дрожать.

Йенс увлёкся, грубо вталкивая пальцы в тело Тони и сурово глядя в его мутные глаза. Лотара как будто не существовало. И вдруг тот напомнил о себе.

- Йенс, слушай, пожалуйста, открой дверь! Делайте что хотите, мне всё равно! Пожалуйста, выпусти меня отсюда!

Йенс недовольно глянул на него. И вдруг Тони разомкнул спёкшиеся губы и прошептал:

- Лотар… помоги… мне…

- Вот видишь, мой чупачупсик не хочет, чтобы ты уходил, - прыснул со смеху Йенс. Потом вдруг снова стал серьёзным.

- А ну-ка подойди сюда.

Лотар окаменел и почувствовал, как по желобку позвоночника скользнула капелька пота.

- Что ты хочешь от меня? – прошептал он, мельком глянув на биту, потом на кровавые ссадины на запястьях Тони.

- Я? Да ничего я от тебя не хочу. Это он хочет. Иди сюда, мать твою!

Лотар дёрнулся и несмело приблизился.

- Ну. Помоги же ему. Что-то он никак кончать не хочет. – Йенс издевательски усмехнулся. Лотар таращился на него во все глаза.

- Ну чего зыришь? Небось ты перед сном дрочишь регулярно, представляя, как ему сосёшь, а? – рявкнул Йенс, показав зубы, - то на концертах его лапаешь, буквально лезешь под него, то на фотосессиях стараешься как-нибудь так прижаться. Женатик. Хех.

Лотар стоял рядом с железным столом и не шевелился. То, что было скрыто от него самого, что он выставлял в шутку себе самому во спасение, вдруг предательски ударило по затылку. Он же не гей! И даже не бисексуал! Он женат, чёрт побери, и имеет ребёнка!

…Он всегда хотел Тони. Но ему об этом только что сообщил Йенс. Это ошеломило и испугало ещё больше биты и всей этой дикой ситуации.

- Ну! – от окрика он вздрогнул и закрыл глаза, - соси ему, мать твою!

- Йенс, я…я же не…слушай, не заставляй, прошу тебя…ну чего ты, а?...ты что, пьяный? Или под дозой? – заговорил Лотар скороговоркой. Йенс прервал его, молча схватив свободной рукой за затылок и резко нагнув его к паху Тони. Запах пота, крови, смазки, выступившей от возбуждения, ударил в лицо. Лотар судорожно вздохнул, упершись руками в кромку стола.

- Ну что такое, а? Не хочешь помочь ему? – прошипел Йенс. Лотар попытался вырваться, но лапища сжала его загривок с такой силой, что в глазах потемнело.

- Йенс, не надо! – проговорил Лотар, всё ещё жмурясь. Понимая, что в голосе не должно быть такого жертвенного скулежа, но не в состоянии сделать его более твёрдым. Запах Тони щекотал ноздри и будоражил. По приоткрытым губам скользнула тонкая кожица члена.

- Быстро взял в рот! Или зубы все повыбиваю, чмо лысое!

Лотар, дрожа от страха, растерянности, неверия в происходящее, зажмурился ещё сильнее и с усилием приоткрыл губы ещё шире, позволяя Йенсу буквально насадить его ртом на член Тони.

- Ну? Тебе же тоже это нравится, а? – голос Йенса доносился словно сквозь вату, - глубже забирай, ему так приятнее.

Лотар жмурился и покорно подчинялся сильной грубой руке, хотя то и дело подавлял рвотный рефлекс – слишком глубоко, до самой глотки. Вспотевшие ладони скользят по кромке стола.

Чёрт побери, почему он подчиняется?! Он вполне может дотянуться до биты, заехать Йенсу по коленям, потом вырубить его, вызвать полицию. И пусть полиция вместе с психиатрами разбирается, какая такая муха укусила Йенса.

И вдруг Лотар с неверием отметил, что рука с его затылка исчезла. Никто не заставляет. Но он не прекращает. И Тони совсем тихонько постанывает, едва заметно разведя ноги пошире. Где-то над головой напряжённое сопение Йенса.

- Ну хватит, хватит! Ишь, во вкус вошёл! – Йенс схватил Лотара за шкирку и заставил распрямиться. Они снова уставились друг на друга. Теперь уже слегка мутными глазами с расширившимися зрачками.

- Всё ещё хочешь уйти? – низко прошептал Йенс, переместив пальцы на гладко выбритый затылок Лотара. Тот растерянно и почти не контролируя себя помотал головой из стороны в сторону. Тони такой вкусный. Если будет позволено, Лотар вылижет его с головы до ног.

- Ты хочешь его? – Йенс почти касался губами губ Лотара. Тот, сжав дрожащие челюсти, медленно кивнул. Чёрт побери, почему он кивнул?! Он не гей! Он даже не би! Он вообще женат! У него дочь есть!!

- Его все хотят, - утвердительно кивнул Йенс, осклабившись, - да только кто его будет трахать, отныне решаю я. Тебе – разрешаю, так и быть.

Лотар почувствовал, что ему надо сесть. Или немедленно свалится прямо здесь. Ноги не держат.

- Йенс, но я же… - беспомощно пролепетал он. В голове метался смерч спутанных мыслей. Полиция-бита-стол-кровь-наручники-ошейник-косы-запах-полиция-полиция-полиция-хочуегодобезумия.

Все мысли мигом улетучились, когда на ширинку легла ладонь Йенса и нагло погладила.

- Ммммм… Женатик, а! А мужику сосать-то понравилось!

Лотар покраснел, тяжко сглотнув. Да, кажется, и впрямь возбудился.

- Ну так вперёд.

Йенс толкнул его так, что Лотар навалился на Тони. Тот приподнял голову. И издал звук, похожий на хныканье.

- Ну давай, папочка, трахни его, - горячо прошептал Йенс на ухо Лотару, прижавшись к нему сзади, а руками тем временем расстёгивая ширинку и по-хозяйски вытаскивая его член из плавок.

- Я не могу! Йенс! Прошу тебя! Я не умею! Пусти! – Лотар запаниковал, попытался вырваться. Подумал о том, не ударить ли Йенса. А потом представил, КАК Йенс может ударить в ответ. К его бёдрам прикасались голые вспотевшие ляжки Тони. Член предательски напрягся. И Йенс. Чёрт возьми, зачем он ещё и гладит! О боже… Как это всё грязно и неправильно. Это вообще противозаконно, это изнасилование! Сознание вопило от ужаса и отвращения, но постепенно погружалось в пучину разнузданных фантазий, сорвавшихся с привязи моральных принципов. Рука Йенса чуть опустила его член. Вторая легла на поясницу, немного подтолкнула вперёд. Сам Йенс продолжал прижиматься сзади так плотно, что отчётливо ощущался и его эрегированный член.

- Ну давай, давай же, муженёк, - горячий шёпот в ухо, - это не измена твоей благоверной, Тони ведь не баба…

Пальцы Йенса направляли, заставляли. Хотя Лотар и сам уже был не против. Да он никогда не был против, просто это всё…это так…

- Охххх, - выдохнул он, когда член судорожно обхватили сопротивляющиеся кольцевые мышцы сфинктера.

… это так грязно-мерзко-неправильно-противоестественно-великолепно…

- Ну? Я же говорил, что тебе это нравится, - Йенс наваливался на спину, заставляя продвигаться вперёд.

Потом приспустил штаны Лотара и сжал в горсть его вздрогнувшую ягодицу. О нет! А что, если возьмёт и пристроится сзади? Лотара прошиб холодный пот. У Йенса здоровенная дрына. Будет очень больно. Господи, бедный Тони, если его таким трахали… Но Йенс не стал делать этого. Всего-лишь принялся ласкать простату Лотара пальцем. Жена тоже так делала. Иногда. Во время миньета. Было вдвое приятнее. А сейчас приятнее раз в десять. Лотар закатил глаза и прилёг животом на мокрый от пота и прохладный живот Тони. Подавил нестерпимый порыв поцеловать его перегнутую лоснящуюся шею.

Йенс сопел над ухом, навалившись всем своим немалым весом.

Низко прожужжала молния на его потёртых чёрных джинсах.

Лотар дёрнулся, раскрыв глаза. Но Йенс и сейчас не оправдал его подозрений. Он обошёл стол, приподнял голову полубесчувственного Тони и силком запихал свой член в приоткрытый несопротивляющийся рот.

Лотар сглотнул, уставившись на это действо. Йенс поднял на него глаза и буркнул:

- Чего зыришь? Трахай его давай, не отвлекайся… Мфф…

Лотар послушно двигался, выпрямив спину и упершись вытянутыми руками в стол. Ноги Тони покачивались в такт его движениям. И колени слабо приподнимались.

- Ноги ему подними, - выдохнул Йенс хрипло, мотнув головой. Лотар послушно и молча подхватил колени Тони в сгибы своих локтей, но забросить себе на плечи не смог – в теле разливалась слабость и истома.

- Рохля! Всему-то тебя учить надо… - пробурчал Йенс, оставив рот Тони в покое и обойдя стол снова, - иди заправь ему за щеку и учись, пока я жив!

Лотар занял место Йенса, на секунду успев подумать о какой-то брезгливости, но Тони даже не подумал воротиться в сторону, когда в рот ему ткнулся горячий мокрый от смазки член. Йенс легко забросил к себе на плечи длинные мускулистые ноги и втиснулся сразу до упора. Тони натужно простонал, даже вены на висках вздулись, и руки слабо пошевелились в напульсниках.

Лотар барахтался на волнах своего наслаждения, то утопая в нём, то хватаясь за соломинку морали и глотая спёртого душного воздуха, пропахшего бензином и ржавчиной. Бита с глухим стуком упала на пол, но о ней все уже успели забыть. Лотар и вовсе забыл обо всём на свете. У Тони язык кажется шершавым, как у кошки. И у эта гладкая, мягкая, тёплая глотка…

Лотар в последнюю секунду опомнился, поморщившись одновременно от стыда и от короткой сладкой боли оргазма, но член успел вытащить и кончил на перегнутую шею Тони. Сам Тони кончил парой секунд позже с глухим стоном. И последним с низким рычанием кончил Йенс, быстро вытащив член и ткнув его в пупок Тони.

Низко свесив голову и тяжело дыша, он через какое-то время всё же пришёл в себя и принялся размазывать широкой лапищей сперму всех троих по вздрагивающему телу Тони.

Лотар отошёл и сполз по стене, наблюдая за тем, как Йенс, рывком подняв голову Тони к себе, заставляя вылизывать ладонь.

- Вот так…Хороший мальчик…угу, - сопел он, - Хотел меня, а? Хотел? Шлюха виниловая… Ну на, на, ешь меня, я твой…Ага, вот так…

Тони закатил глаза, обмякнув и покорно высунув язык, об который с силой вытиралась покрытая спермой ладонь.

Лотар оглушённо следил за этим, потом подал голос. Гораздо более уверенно, чем в первый раз:

- Ты хоть понимаешь, что ты творишь? За это, вообще-то можно сесть. Он ведь еле живой.

- Ничего, он у нас спортсмен, он у нас крепкий, - не глядя в сторону Лотара, пробормотал Йенс, всё ещё вытирая сперму с Тони рукой, а потом принуждая его вылизывать ладонь.

- Что ты с ним сделал? Это не опасно?

- Никто ещё не умирал от лёгкой порки ремнём.

- Ты сколько его тут держишь?

- С вечера пятницы. Всю ночь воспитывал. Он орал и звал на помощь. Грозился даже в полицию сдать. Я его намеревался спрятать в подвале, пока мы бы с тобой чинили твои грёбаные поворотники, а потом продолжить. Но…

Он поднял глаза.

- Но и так вроде неплохо получилось. Ведь неплохо же?

Лотар растерянно молчал. Потом встал и тщательно поправил одежду.

- Ты должен его отпустить. Это же чёрт знает что, Йенс! Я думал, мы друзья все! А ты ведёшь себя как маньяк…

Лотар осторожно приблизился и прошептал, прикоснувшись к плечу Йенса:

- Ты в порядке? Ты ничего не принимал?

- Всё в порядке, - Йенс глянул на него из-за плеча, - и я тебе сказал уже – ему это нравится! Просто он строит из себя шлюху более дорогую, чем он есть на самом деле…

- Это не может нравиться! – Лотар всплеснул руками, - это насилие! Грубое насилие! Ему было больно, и он звал на помощь!

Йенс внезапно распрямился и поймал Лотара за загривок. Лотар замер, как заяц перед удавом, хотя ему приходилось смотреть на Йенса сверху вниз.

- И что же, тебе тоже не понравилось это…грубое насилие?

Его прозрачные и чистые глаза, никак не совместимые с только что творившимся беспределом, лукаво и по-доброму прищурились. Лотар почувствовал лёгкую щекотку внутри и дрожь. Ему понравилось. Ему очень понравилось. И ему хотелось ещё.

Он шагнул к Йенсу, чуть закусив губу, и проговорил:

- А обязательно держать его тут? Может быть, мы…эммм…могли бы продолжить в более удобной обстановке?

- Мы? – теперь впервые за всё это время растерялся Йенс.

- Мы, - Лотар сладко и нагло улыбнулся и утвердительно кивнул.



Они вместе отстегнули Тони ключом, который принёс с собой Йенс, потом перенесли Тони в машину.

Оказалось, что Йенсу пришлось влить в него силком почти полную бутылку корна, чтобы подавить сопротивление. И по дороге к дому пришлось остановиться – Тони всё-таки вырвало.

В квартире – точнее, холостятской берлоге – Йенса царил угрюмый пыльный бардак, пропитанный запахом никотина и мимолётным призраком аромата духов, который оставляли после себя случайные женщины.

Йенс оттащил Тони в ванную и буркнул Лотару:

- Иди-ка пока пиццу разогрей, он отмокнет – жрать захочет. А я разгребу в спальне завал.

Лотар мигом бросился исполнять приказание. В холодильнике нашёл также несколько бутылок пива и начатую бутылку шнапса. Пригодится.

Внезапно послышался какой-то шум из ванной, и Лотар бросился туда. Тони немного пришёл в себя, обнаружил в шкафчике набор бритв и при помощи лезвия пытался отчаянно отбиваться от Йенса, который заглянул проведать его. Йенс без труда скрутил всё ещё пьяного и слабого Тони, прижал его к мокрому кафелю и несколько раз ударил кулаком по почкам. Лотар, приоткрыв рот, следил за всем происходящим. Потом Йенс отволок Тони в спальню.

- Помогай давай! – рявкнул он Лотару, пока пристёгивал брыкающегося Тони наручниками к изголовью кровати - настоящему «траходрому», застеленному тёмно-серым покрывалом.

Тони лягался, мотал головой, извивался, шипел и брызгал слюной сквозь стиснутые зубы, шипя:

- Ненавижу! Суки! Убью нахер обоих!

Пока Лотар, отравленный адреналином, диковато улыбался и пытался удержать гибкое сильное тело, Йенс вытащил из завала каких-то вещей, шмоток и прочего хлама настоящий собачий ошейник, широкий и прочный – наверняка на крупную зверюгу.

Ошейник он затягивал до тех пор, пока Тони не захрипел и не прокусил себе нижнюю губу. И продолжал затягивать даже тогда, когда навалился сверху и быстро, настойчиво втиснулся в него.

Тони некоторое время сопротивлялся, отпинывался, гремел наручниками по железному изголовью, но постепенно прикрыл глаза. И как будто против воли скрестил ноги на талии Йенса, отрывисто выдыхая:

- Ненавижу… ненавижу…

Лотар чувствовал себя лишним. Но когда всё кончилось, Йенс вспомнил о его существовании.

- Слушай, принеси-ка пива.

- Угу, - с готовностью кивнул Лотар.

- А, да… Пиццу нашёл?

- Угу.

- Вот и её тоже тащи.

Они прекрасно провели остаток дня и вечер все вместе. Лотар послушно исполнял мелкие поручения Йенса, и заворожено смотрел, как тот кормит с руки пристёгнутого к кровати Тони. Тот хватал куски, а потом тщательно облизывал пальцы Йенса, когда тот властно и бесцеремонно пихал их ему в рот. Лотар даже пикнуть не смел, когда Йенс снова заставил его ласкать Тони. Пожалуй, он делал это с излишним рвением, поэтому Йенс привязал его своим ремнём к ножке кровати и позволял только смотреть. Потом они курили одну сигарету на троих. И Йенс, единственный, кто остался «свободным», решал, кто сколько затяжек сделает. Окурок он затушил о внутреннюю сторону бедра Тони. Тот орал, матерился и брыкался, снова принявшись угрожать Йенсу полицией. Но тот схватил его за горло, провёл губами по щеке и прошептал в ухо:

- Если меня посадят, то кто же тогда будет делать так?

После чего принялся ласкать его ухо языком. Переключился на шею. И ласкал до тех пор, пока Тони не притих, прикрыв глаза.

- Животное ты дикое… - хрипло прошептал Йенс, медленно проведя языком по приоткрытым губам Тони. И ласково поглаживая по груди и плечу.

- Ненавижу… - прохрипел Тони, глядя ему в глаза.

Лотар сидел на полу, привязанный к ножке кровати, и смотрел на них. На то, как долго и смачно они целовались в губы. И боялся попроситься к ним.

Когда Тони уснул, Йенс отстегнул наручники и отвязал Лотара.

- Так, значит сейчас иди найди там у меня в шкафу какие-нибудь брюки – надо его во что-то одеть, а потом увезёшь его домой. Ты вроде не пил. Чтоб духу вашего не было! - распорядился Йенс.

- Эммм… - Лотар замялся. Йенс некоторое время смотрел на него. Потом полупрезрительно прищурился.

- Не хочешь уезжать, да?

Лотар виновато поднял на него глаза.

- Вот видишь, - Йенс медленно покачал головой, - а кто говорил, что это не может нравиться? Что это больно?

- Это больно, - подтвердил Лотар, мельком глянув на спящего Тони. Спящего рядом с Йенсом, а не с ним.

- Но… тебе же тоже нравится боль.

Йенс недоумённо приподнял бровь.

- Чужая, - добавил Лотар и лукаво улыбнулся.

Йенс ответил ему такой же улыбкой.

Лотар привстал на коленях, обвил рукой мощную короткую шею Йенса и прошептал ему в ухо:

- Завтра мы вернёмся, можно?

- Можно… - милостиво позволил Йенс.



Лотар вёз Тони к нему домой молча, а тот, заметно протрезвев, всю дорогу матерился, клялся, что завтра же покинет группу и обратится в полицию. Но постепенно смолк. Последние несколько минут они оба ехали в полной тишине. И Лотар изредка поглядывал на профиль своего пассажира. Тони, угрюмо насупившись, таращился на дорогу. Когда машина Лотара затормозила рядом с домом Тони, Лотар проговорил:

- Может, ты не будешь горячиться? Ну…с полицией и уходом из группы, а?

Тони некоторое время молчал, а потом шлёпнул себя по коленям и разразился воплями:

- Да он меня изнасиловал, чёрт побери! Затащил в свой грёбаный гараж, издевался, избивал, чуть не отравил каким-то пойлом… Да чтоб ему в тюряге грязные негры и турки жопу разорвали!... А ты… - он метнул в Лотара испепеляющий взгляд, задыхаясь от ярости и обиды, - а ты тоже хорош! Чёртов трусливый ублюдок! Чем помогать ему, лучше бы полицию вызвал! Ты меня тоже изнасиловал, кстати! Думаешь, тебе это сойдёт с рук?!!

После паузы в несколько наэлектризованных секунд Лотар перегнулся через коробку передач и поцеловал разъярённого Тони в губы.

- Думаю, сойдёт, - нагло и невинно улыбнулся Лотар.



Они провели чудесное воскресенье.

Все втроём.

07.05.07


@музыка: Seelёнки

@настроение: садамазное)))

@темы: Seelenzorn, PWP, NON-CON, NC-21, BDSM, ANGST

Комментарии
2007-05-21 в 17:06 

Achenne
пунктуация искажает духовность
о, какое рождается в туре-то))))
вообще это наверное то самое, что hurt/comfort, хотя комфорт какой-то сомнительный))) но тур идет на пользу.
возвращайси только давай скорее, мы соскучились =)

2007-05-21 в 17:37 

В правой руке - тлен, в левой руке - боль. Мой пиар менеджер - Сарт Жан Поль
+1
но маленькая поправочка(если можно)..в самом начале говорится, что Лотар вошел в гараж и снял очки, а потом оказывается, что их с него снял Йенс...
Тони-"дикое животное"))))какое тонкое описание))

2007-05-21 в 18:17 

afina doran
I am not strange - I am just not normal ©
Ой-вэй, хороший, наверное клип-то :-D

2007-05-21 в 20:12 

La_Danse_Macabre
I'm just negative perfect
Драва, что с тобой делают в туре, что ты такое пишешь?
Но смачно :))
Только небольшая поправка: у щели не может быть толщины, у щели бывает ширина

2007-05-22 в 00:27 

Гробик - это киборг наоборот
вас бы так из поезда в клуб)))) но косяки поправлю, пасиба, что заметили.
клип качать тут:
http://seelenzorn.com/dl/downloader.php?id=00000000018

2007-05-22 в 23:29 

пунктуация искажает духовность
меж прочим, клип не качается =\

2007-05-22 в 23:39 

afina doran
I am not strange - I am just not normal ©
draw-is-k
Угу, данке.
Achenne
У меня скачался. Флэшгетом.

2007-07-29 в 15:38 

Pornographique moi (c)
Ням=) Вроде все исправили)) Какие рррЫбятки))) Жессские))Пасиб за ссылю)

     

German Gothic Slash Fiction

главная