23:10 

Кто кого

draw-is-k
Гробик - это киборг наоборот
1. Фандом - кросс Helium Vola и Deine Lakaien
2. Пэйринг - Жоэль Фредериксен/Александр Вельянов
3. Рейтинг - NC-17
4. Жанр - почти ПВП. только всё равно понесло на психологию отношений.
5. Комментарий - А вы что ожидали от ТАКОГО мущщщщыны?... Кста, пасипп Макабре за отыгрыш логической причины жосссского траха)))
6. Предупреждение - практически насилие. Как минимум, грубый секс.
7. Дисклеймер - Люди реальны и принадлежат себе, события вымышлены автором.




Кто кого

Жоэль посмотрел на часы. Полпятого. Кажется, пунктуальный герр Хорн уже не просто задерживается, а опаздывает. Конечно, у всех бывают неотложные дела. Но мог бы и позвонить. Неотложных дел у самого Жоэля как таковых нет, но всё же скучновато сидеть в студии одному. Жоэль нашёл какой-то старый журнал, полистал, зевнул и отложил его в сторону. Можно, конечно, сходить в соседнюю комнату, где стоят все эти «адские машины» Хорна, компьютеры, пульты и микрофоны. Послушать вчерашнюю запись ещё раз. Кажется, были какие-то недочёты. Свежим «не замыленным» ухом легче уловить огрехи. Но с другой стороны, а вдруг герр Хорн вернётся и застанет за подобной самостоятельностью? Впрочем, что такого может случиться? Жоэль взрослый человек, не испортит аппаратуру. Тем более, ключи герр Хорн оставил и тем самым как бы разрешил свободно перемещаться по студии.

Жоэль поднялся с диванчика и ушёл в соседнее помещение. Едва успел включить компьютер и взяться за наушники, как послышались торопливые шаги.

Жоэль отложил наушники и стремительно шагнул к двери.

И столкнулся на пороге практически нос к носу с невысоким черноволосым мужчиной, который скорее столкнулся носом с шеей Жоэля и быстро заговорил:

- Извини, Эрни, я опоз… - на этом месте он быстро сообразил, что обознался и смущённо улыбнулся, - ох. Жоэль, извини, перепутал. А Эрнста нет?

Жоэль не сразу признал без причёски и привычного пиджака в этом маленьком брюнете вокалиста основной группы Хорна, Александра Вельянова. Сейчас он похож на среднестатистического представителя турецкой диаспоры – смуглый, чернявый, с зализанным хвостом, в какой-то неопределённого тёмного цвета рубашке и чёрных джинсах. Жоэль немного смущённо улыбнулся от этого зрелища и своих невольных ассоциаций и отрицательно помотал головой:

- Нет, Эрнста нет. Сам его жду.

- Ой, так это вы сегодня записываетесь?

- Вроде как да. Эрнст за Сабиной поехал. Наверное, в пробке застряли.

- Чёрт. А я думал, что сегодня мы записываемся, - смутился Александр.

- Может быть, и не перепутал? Может, он тебя позже будет писать?

- Хм. Да, наверное, стоит его подождать…

Алекс оглянулся так, будто стремился поскорее куда-нибудь спрятаться. Жоэль быстро произнёс:

- Слушай, у меня к тебе просьба, раз уж ты здесь.

Александр глянул на него немного искоса. Недоверчиво.

- Ты мог бы запись послушать. Сказать, есть ли какие-то недочёты? – спросил Жоэль, кивнув в сторону компьютера, - ну как вокалист вокалисту.

- Да пожалуйста, - Александр пожал плечами, подсел к компьютеру, нашёл последнюю сессию и надел наушники.

Жоэль внимательно следил за его реакцией. Конечно, недоучка не являлся для профессионального оперного певца большим авторитетом. По правде сказать, не являлся вообще никаким авторитетом. Но Алекс был сейчас здесь единственным сторонним человеком. С «не замыленным» ухом.

И тут вдруг Жоэль заметил, как до того спокойное лицо Александра стало жёстким. Поджались аккуратные губки, став тонкими и бледными. Челюсти тоже плотно сжались, и на них заиграли желваки. Глаза прищурились. Самую малость.

- Что-то не так? – спросил Жоэль, слегка наклонившись и опершись руками о стол. Александр вздрогнул, немного напугав Жоэля, и быстро снял наушники.

- А? Что?... Нет, нет, всё в порядке, неплохо получилось, - Алекс с весьма заметным усилием пытался сохранять на лице спокойное и непринуждённое выражение. Но Жоэль видел, что что-то здесь не так. И недоумевал. Что за странная реакция?... Всё так плохо? Но тогда Александр запросто мог бы сказать, что плохо. Зачем ему врать?

- Хм… Просто, мне показалось, что тебе что-то не понравилось, или… хм… напрягло.

Александр встал, повернулся к Жоэлю, немного отклонившись назад и опёршись руками об пульт:

- Нет, почему же? Всё отлично. Ну, Эрнст уберёт мелкие погрешности, дотянет по частотам, и всё будет прекрасно. Тем более, в общем рисунке заметно будет не сильно. Дело баса - линия. Обрисовка мелодии. Для сольного исполнения бас слишком неповоротлив. Неподвижный голос. Маневренности в нём мало. Чем голос выше, тем он более гибкий. Ну там, баритон, например, или тенор, - Александр приподнял брови, глянув в стену и пожав плечом.

Жоэль улыбнулся, сложив руки на груди:

- Вообще-то я и партии баритона пою. У меня широкий диапазон, много работаю с голосом.

Александр быстро глянул на него, аж пригвоздил взглядом.

- Хм. Вот как. Баритон. Баритональный бас, может быть?

Жоэль покачал головой, чуть усмехнулся. Взгляд стал игривым и чуть с издевкой. Вот оно что. Вот, от чего мы нервничаем. Голос. Мальчик почувствовал, кто тут имеет право называться певцом. Конечно, Алекс не настолько моложе. Но определение «мальчик» ему подходит как нельзя лучше.

- Нет, именно классический баритон, - спокойно сказал Жоэль, глядя в глаза Александру, - Баритональный бас я бы таковым не считал.

Александр тоже скрестил руки на груди, уставился в светлые глаза Жоэля нагло. С вызовом.

- Хм. Интересно. То есть, и «ля» первой октавы возьмёшь?

Жоэль усмехнулся, не отводя взгляда. Александр чуть скривил губы, заметив это:

- Что? Я что-то непонятное спросил?

Жоэль чуть склонил голову набок:

- Предлагаешь посоревноваться в пении гамм?

Александр заметно сник, глубоко вздохнув и отвернувшись. Соревноваться с ним? Одна запись чего стоит! «Сырец», никакого тюнинга, дотяжек, обработки. А звучит… Зачастую пение Александра даже после того, как его до состояния, близкому к совершенству, отшлифовывал Эрнст, не звучит и в половину так хорошо…

- Прости. Я...Немного вспылил. День сегодня просто сумасшедший. Весь на нервах.

Жоэль сочувственно прикоснулся к его плечу:

- Слушай, я не хотел тебя обидеть…

Александр едва ли не шарахнулся от него.

- Всё в порядке. Ты не обидел. Да и я нахамил… Извини…Наверное, мне пора. Потом зайду. Всё равно Эрнст будет сегодня вас всех писать...

Он почти бегом направился к двери, но Жоэль перехватил его.

- Что случилось, Алекс?

Он повернул македонца к себе, чуть наклонившись к нему и стараясь заглянуть в глаза. С такого близкого расстояния заметно, что у него действительно длинные ресницы. И, кажется, они немного подкрашены. Жоэль слегка смутился своим наблюдениям.

Александр уставился ему в глаза. Старается дышать спокойно, но получается сбивчиво.

- Ну...Я бы сказал, что это не твоё дело. Но это будет грубо, как мне кажется...

- Не моё? – Жоэль тоже смотрел ему прямо в глаза.

Александр не мог отвести взгляда. И чувствовал себя маленьким и ничтожным. К своей великой досаде. В душе начала медленно подниматься злость.

- Да. Не твоё. Позволишь идти?

Жоэль отстранился, снимая руки с его плеч. Тёплых. Даже горячих.

- Ну иди...Я не психолог, в конце-то концов, разбираться в чужих проблемах…

Александр прошипел, как кошка, которой наступили на хвост:

- Вот именно. Ты просто певец. Всего хорошего.

Он развернулся, повернул ручку. Жоэль спокойно произнёс низким, бархатным голосом:

- Да... Я всего-лишь профессиональный певец. А зависть – это глупо...

Александр замер, оглянулся, и, казалось, была бы возможность – он испепелил бы взглядом.

- Зависть? У меня? К тебе? - он развернулся всем корпусом, толкнул локтем дверь, и она захлопнулась, -Не льсти себе!

Жоэль просто засмеялся, низко, как добродушный великан. Это, конечно, не хорошо, но нервный мальчик довольно забавен.

Александр приподнял уголок губ, передразнил его:

- Хе-хе-хе. Ну и? И что дальше? Да, я самоучка или недоучка, или выскочка или кем ты меня там считаешь. Ну вот не сложилось в моей жизни, не кончал консерваторий! И что с того? Это мне не мешает. И группе тоже.

Жоэль миролюбиво и как можно мягче произнёс:

- Слушай, ты неплохой солист для рока, успокойся. Просто у нас разные уровни. Изначально разные.

Александр уставился на него дикой взбешённой кошкой. Глаза были острыми, чёрными.

- Ах, уровни? Может, ещё иерархия? Ну, и кто ниже, кто выше?

Жоэль стоял перед ним почти вплотную, смотрел сверху вниз ледяными глазами. Александр глубоко дышал, раздувая ноздри от злости. Понимая, что он знает ответ на свой вопрос. Понимая с отвратительной ясностью. До желания немедленно вцепиться в это спокойное овальное лицо ногтями.

Жоэль снова положил руки ему на плечи. Жестко.

- Слушай, ну не бесись ты. Ты же взрослый человек. Состоявшийся певец. Ну, немного в другом жанре… А психовать и убегать, только потому, что встретил кого-то, кто поет не так, как ты – это глупо.

Александр смотрел на него уже с ненавистью. Хотел сказать «кто поёт ЛУЧШЕ», да?! И специально дал послушать необработанную запись, чтобы лишний раз щёлкнуть по носу.

Низко и тихо:

- Убери руки. Я не люблю, когда меня трогают...

Жоэль почувствовал, что это поведение начинает его здорово раздражать. Мальчик уже не чует границ дозволенного…

Не убирая рук, Жоэль усмехнулся и так же тихо, ещё ниже, произнёс:

- А я погляжу, ты много чего не любишь… Быть вторым - в том числе.

Александр показал зубы, рванувшись и скинув его руки:

- Пусти, тебе говорят!

Немного поцарапал. Он умеет выпускать когти?

Жоэль отступил и презрительно фыркнул. Александр, едва заметно дрожа, несколько раз дёрнул ручку.

- Ох...чёрт...чёрт-чёрт-чёрт...

Ударил по двери кулаком.

- Чёртова дверь! Захлопнулась всё-таки…

Он глубоко вздохнул, чтобы успокоиться. Потом повернулся к Жоэлю и спросил:

- Ты не видел тут ключа?...

Жоэль хмыкнул, усаживаясь в офисное кресло перед компьютером:

- А он не снаружи в двери остался?

Александр едва ли не простонал:

- Вот чёрт!... И как назло никого в студии. Надежда только одна. Эрни приедет, выпустит...- быстро спохватившись, он исправился, - то есть, Эрнст.

Жоэль внимательно смотрел на него. Немного жалко. Но ещё больше хочется, наконец, поставить мальчишку на место.

- Ну? И чего ты добился своей истерикой?

- А не надо было издеваться, - прошипел Александр, присев на край стола, чуть сдвинув стоящий на нём микшер, так как других стульев в комнатушке не наблюдалось. Скрестил на груди руки, уставился в пространство. Жоэль пару секунд изучал линию его профиля. Высокого округлого лба и капризный изгиб губ. Потом вздохнул:

- Господи, да не издевался я над тобой! И в мыслях этого не было…

Александр сверкнул в его сторону тёмными глазами и прошипел:

- В мыслях не было! Начал мне тут своим превосходством в нос тыкать! Хм… Может, ещё каким-нибудь способом докажешь? Превосходство-то...

Жоэль усмехнулся, откинув пшеничные волосы с лица:

- Превосходство? Зачем же что-то доказывать... – он встал и медленно приблизился к Александру, - если ты и сам всё понимаешь?...

Александр сжал челюсти, пристально уставившись на него. Весь напрягся. Потом растянул губы в ухмылке, показав зубы, и проговорил:

- Большой сильный крутой мачо, да? И что… - он спрыгнул со стола и шагнул к Жоэлю вплотную, - совсем-совсем не боишься? Про меня всякое рассказывают... А мы одни. В запертой снаружи комнате…

Чуть прищурил тёмные глаза и эдак незаметно дёрнул верхней губой. Получилось хищно.

Жоэль спокоен, руки сложены на груди, смотрит чуть искоса.

- А что, мне стоит чего-то бояться?

Он изучающе оглядел Александра всего, с ног до головы, немного задержал взгляд на губах, и снова вперился в глаза.

Александр продолжал нагло смотреть на него, а сам медленно протянул руку, подцепил пальцем его ремень и хрипло произнёс:

- Думаю, да...

Жоэль чуть вздрогнул, ожидая чего угодно, даже неуклюжих и жалких попыток подраться, но не того, что это маленькое спесивое создание вдруг привстанет на цыпочки, схватит его за волосы на затылке и, наклонив к себе, смачно, откровенно поцелует в губы.

В конце концов, что ещё ему остаётся? Только попытаться шокировать. Испугать. Господи. ЭТИМ?! Жоэль едва ли не рассмеялся. Он никогда не считал свою и чужую бисексуальность каким-то извращением или чем-то из ряда вон выбивающимся. Его давно ничего не могло удивить на этом поприще. И тут ты тоже проиграл, маленький Алекс… Хотя…Хотя ты ничего…

Широкая лапища легла на поясницу македонца и с силой прижала его к торсу Жоэля. Первым порывом Александра было вырваться. Но он из принципа прижался плотнее.

Дыхание у обоих мужчин стало шумным и отрывистым. По сути, это был не поцелуй, а своеобразный вид драки. Кто кого. Жоэль низко, рокочуще прорычал:

- А ты уверен, что стоит бояться мне, а не тебе?

Александр тоже прорычал в ответ, скаля острые белые зубы:

- Уверен. В первый раз бывает больно...А ласковым быть не обещаю…

Жоэль ухмыльнулся, без труда приподняв лёгкое миниатюрное тело и усадив его на давешний стол:

- Хм. Думал напугать меня «голубыми» нападками? Ошибочно решил, что я натурал и боюсь всего этого?

Он смотрел в лицо Александра, испытывая едва ли не оргазм от проступающего в тёмных глазах страха. Пожалуй, это обещает быть забавным. Мальчишка сам напросился.

Александр снова буквально набросился на него с поцелуями. Крепкая жилистая ладонь Жоэля лежала на груди македонца и ощущала каждый удар бешено колотящегося сердца.

Ну что ты кому докажешь? Жалко тебя, дурня. Но ты сам напросился…

Руки Жоэля бесцеремонно сорвали с Александра рубашку, расстегнули ремень и стащили джинсы. Тот попытался перехватить инициативу, упираясь и вырываясь, упрямо поджав губы, прищурившись и сопя. Жоэль смотрел ему в глаза не отрываясь и медленно гладил рукой его восставший член. Пока что ещё поверх плотного трикотажа чёрных плавок. Сумасшедший, пьянящий коктейль страха, упрямства и злости. Жоэль растягивал удовольствие. Пил этот взгляд, эту злость. Этот жар. Какой же Алекс горячий. Как будто навеки пропитался солнцем своей исторической родины.

Шумно дыша, Жоэль схватил рукой его за подбородок, запрокинул его голову, проник языком в рот. Поцелуй-изнасилование. Александр жмурился, низко рычал, пытался вырваться. Может ведь и за язык укусить…Но не укусил. Жоэль быстро пробрался рукой в его трусы. Странно. Какая гладкая кожа…А грудь-то вон какая волосатая. Так быть не может. С такой грудью в паху вообще должны быть «джунгли».

- Хе. Ты что же, бреешься? – сипло прошептал Жоэль, охрипнув от желания. Александр смотрел ему в глаза хищно и нагло.

- Хочешь проверить? – прошептал влажными губами.

Опять смутить пытаешься, дурачок? Жоэль осклабился, опустился перед ним на корточки и не слишком поспешно стянул с него трусы. Забавно, должно быть, смотрится голый человек в носках и туфлях, сидящий на столе с микшерами, на котором толком и облокотиться-то поудобнее нельзя.

Улыбаясь, Жоэль принялся ласкать сперва языком, наслаждаясь непривычной для мужчины гладкостью. Такие ему ещё не попадались. Точнее, он не ласкал их – так. Много им чести.

Надо же. Линии загара нет. Либо загорает голым, либо это от природы такой цвет кожи. Красивый. Шоколад и бронза…

Александр не отрываясь, упорно смотрел ему в глаза. Жоэль тоже смотрел снизу вверх, лукаво. И с издёвкой. Ласкал нежно, умело. Потом – всё напористее, уже хватал губами подрагивающий от напряжения тёмный член.

- Ну давай, давай, возьми его, - цедил Александр, стиснув челюсти и шумно сопя носом. Чуть подаваясь ему навстречу бёдрами. Жоэль дразнил сколько мог. И дразнил себя самого. Наконец, обхватил член Александра губами и с силой всосал, сильно и мокро пройдясь языком от уздечки вниз. Алекс закатил глаза, охнув, но сразу же спохватился, уставился на него снова. Упрямо. Дико. Уже решил про себя – не кончу, чтобы он ни делал! Пусть поработает.

Но Жоэль работал так, что в конце концов Александр очень медленно запрокинул голову назад, закрыл глаза и, разведя ноги в стороны насколько возможно, вцепился пальцами в золотые шелковистые пряди. У него самого волосы жёсткие. Испортил многолетним использованием лака. Чёртов идиотский имидж. Захотелось дёрнуть Жоэля за волосы, да побольнее. Дёрнул. Потянул. Жоэль сильно всосал, быстро теребя уздечку кончиком языка. Алекс громко ахнул, отпустив его волосы. Потерявшись. Чуть не упав назад. Жоэль уделил некоторое внимание его яичкам, потом смочил свои пальцы слюной, вязкой и мускусно-солёной от выделившейся смазки, и принялся настойчиво, мерно проникать указательным, а затем и средним в тугое горячее отверстие.

- Убери руки, - прохрипел Алекс, найдя в себе силы. Но чуткие пальцы так сладко ласкали напрягшуюся простату. Ох, пусть делает, что хочет.

Жоэль некоторое время смотрел в лицо сдавшемуся на его милость Александру, потом снова вернулся к его члену. Иногда спускался языком ниже, облизывая гладкие яички и то, что под ними. Пальцы не нарушали ритма.

Александр закусывал губу, пытался смотреть на него. И не мог – глаза закатывались от наслаждения.

Жоэль встал, деловито и быстро расстёгивая ремень своих брюк и роняя их на щиколотки. Александр встрепенулся. В первое мгновение он был просто испуган размерами вставшего члена Жоэля. А потом прорычал, уставившись ему в глаза:

- Соси дальше. Трахать меня ты не будешь.

- А мне кажется, что буду… - Жоэль с абсолютно бесстрастным выражением лица пытался аккуратно пристроиться. И тут Александр взвился, принялся брыкаться, пинаться, по-настоящему царапаться и орать:

- Ублюдок! Я сказал, не будешь! Не смей!

Жоэль, словно отмахнувшись от мухи, быстро схватил его за горло и довольно болезненно прижал к пульту. Многочисленные колки впились в смуглую спину. Жоэль буквально вломился, но не слишком поспешно – сильно натягивалась уздечка, как бы не порвать. Так тесно. Так горячо.

- Чёрт…Я что, у тебя первый? – с натугой проговорил Жоэль, едва не теряя голову от острого наслаждения. И неумолимо, с усилием вдавливался всё дальше и дальше. Александр орал ругательства, хрипел, продолжая во всю использовать ногти.

- Да не ори ты, - Жоэль чувствовал, как напряглись мышцы спины. Сладкое ощущение. И как же всё-таки чертовски приятно быть сверху. Особенно сверху этой македонской курвы, - всё равно тебя никто не услышит. Мы одни. И студия звукоизолирована.

Он потихоньку начал двигаться. Получалось плохо.

- Смазки добавь, идиот, больно же! - просипел чуточку придушенный, осоловевший, ненавидящий его Александр. Жоэль осторожно вышел, несколько раз плюнул в ладонь и на вздрогнувший анус. Вошёл чуть легче, но Алекс опять взвыл.

- О чёрт… - скривился так, как будто собирается заплакать, - ну не так же глубоко…

Жоэль игнорировал, ввинчиваясь на всю длину. Лучше, конечно, на выходе. Там давление мышц на головку оказывает очень и очень приятное действие. Но эта строптивая сучка должна прочувствовать всё сполна. Понять, кто тут хозяин. Да, Алекс, детка, у меня больше. Намного больше. Тут ты тоже в проигрыше. Жоэль держал Александра за горло, мерно, сильно двигая бёдрами, но стараясь при этом всё-таки быть не слишком резким. Мальчишку жалко. Так смотрит. Сколько ненависти. О как это возбуждает.

Жоэль прикрыл глаза и низко простонал в голос, чуть откинув голову назад. Алекс под ним слабо извивался, пытаясь принять более удобную позу. Но проклятый микшер причинял дополнительные страдания. Смуглые руки вцепились в предплечья Жоэля. Изо всех сил впились ногти. Жоэль очнулся и с рычанием несколько раз проник резко, сильно. Алекс вскрикивал от каждого такого движения, жмурясь и скалясь. От боли его прошиб пот.

- О боже… - выдавил он напряжённо, - чёрт…больно…Аккуратнее своей бандурой!

- Ничего, привыкнешь… - процедил Жоэль, сопя и выдыхая сквозь зубы. Увеличил скорость. Алекс подвывал, откидывал голову назад, иногда раскрывал глаза. И смотрел. Мутно, злобно, жалобно. Жоэль отпустил его горло, схватил за лодыжки и ловко забросил его ноги себе на плечи. Это дало возможность подойти ближе. Прижаться. Прикосновение к горячей гладкой промежности было безумно приятным. Жоэль заурчал, оскалившись. Гладил покрытые чёрным пушком бедра и густо волосатые голени своей «жертвы», продолжая ритмичные движения тазом. Ну неужели Алексу хоть самую малость не приятно?

Алекс сопротивлялся, со свистом выдыхая сквозь упрямо сжатые зубы. Всё-таки сумел спустить ноги с плеч Жоэля. Тот чуть замер, наклонился и, поудобнее перехватив Алекса под поясницу, выпрямился. Македонец вскрикнул, упёрся руками в грудь своего любовника-мучителя. Потом обхватил ногами его талию, а руками – шею. Жоэль поддерживал Алекса под крепкие бархатные ягодицы и быстро, резко трахал стоя. Алекс совсем не тяжёлый. Немногим тяжелее женщины. Хотелось закрыть глаза. Так хорошо. Так тепло и тесно. Но Алекс смотрел на него. С вызовом. Упрямо и нагло. Приходилось тоже смотреть ему в глаза. Одни глаза – светлые, прозрачные, как у скандинавского волка, другие – словно крупные переспелые тёмные черешни. Ничего нет, кроме двух врезавшихся друг в друга взглядов. Алекс первое время пытался чуть приподниматься, избегая слишком глубокого и болезненного проникновения, но потом расслабился и скакал на члене Жоэля безвольной игрушкой. От широких сильных ладоней никуда не деться – они определяют, как глубоко войдёт Жоэль. Алекс рычал от гадкого ощущения своей беспомощности. Впился ногтями в широкую спину любовника изо всех сил. Потом яростно вцепился зубами в литое плечо. Жоэль низко охнул, неожиданно для себя почувствовав, как от этих «ласк» по телу пронеслась стрела обжигающей истомы. Так и кончить недолго. Алекс сжимал челюсти изо всех сил. Прокусит ведь.

- Ах ты, сука македонская, - прохрипел Жоэль в полузабытьи, сняв с себя Алекса и сразу же поставив его спиной к себе, заставив при этом опереться на пульт.

Вошёл снова плотно, до упора, сладостно зажмурившись от жалобного стона Алекса. Наклонился, упершись колючей бородкой в округлое смуглое плечо, и быстро-быстро двигал бёдрами. Как же он вкусно пахнет. Терпко, тестостероново. Жоэль закрыл глаза и медленно, аккуратно вцепился зубами в загривок македонца. Играл языком, потом исступлённо лизал его шею, плечи, щекоча бородкой. Схватил рукой волосы, сорвав резинку, натянул с силой, и Александру пришлось запрокинуть голову. Скалится, глаза зажмурены. Но не будет больше умолять и стонать. Рычит. Хрипло, отрывисто.

Жоэль наклонился, прижался грудью к его спине, повернув его голову так, чтобы можно было хотя бы до края рта дотянуться. Долго и мокро целовал. Александр низко рычал и с натугой вздыхал, чуть приоткрыв глаза. Жоэль почувствовал, как подкатило. Плавно прогнулся в пояснице, низко охнул. Волна дрожи схлынула. Ещё парочка фрикций…

Александр оглянулся на него. Мокрый от пота, дрожащий, горячий, с приоткрытыми губами. Взгляд мутный. Но всё равно с вызовом. Жоэль оскалился, резко вышел и рванул Алекса к себе за волосы. Тот не удержался и рухнул на колени перед ним.

- Ну-ка быстро… - прохрипел Жоэль, настойчиво пихая свой член ему в рот. Алекс рванулся назад, стал отбиваться и шипеть:

- Скотина… Только попробуй! Откушу всё к чёртовой матери!

Жоэль почувствовал, что кончит уже просто от его сопротивления. Но это дело принципа. Стиснув зубы, Жоэль с размаху влепил Алексу пощёчину. Даже собственная ладонь заболела. Алекс вздрогнул всем телом и оказался даже слегка оглушён, и в этот момент Жоэль всё-таки получил своё. Алекс упёрся ему руками в колени, попытался отстраниться, но сильные лапы держали его крепко. Прижимали изо всех сил, намотав на пальцы чёрные жёсткие волосы. Алекс жмурился, давился крупным членом, выворачивался, но Жоэль бесцеремонно и бескомпромиссно трахал его в рот. Может укусить… Вполне может…Острые зубки изредка задевают головку.

Сперма ударила в заднюю стенку глотки. Жоэль охнул и расслабился. Алекс немедленно отшатнулся, вознамерившись сплюнуть, но Жоэль поймал его, закрыл рот ладонью, мешая выплюнуть семя, наклонился и прошипел:

- Глотай, сучёныш. Всё без остатка… Давай… Полезно для голоса…

Крепкое горячее тело в руках. Злоба и страх в горящих тёмных глазах. Ненависть. Желание. И восхищение. Хм. Действительно был накрашен. Подводка растеклась. И глаза кажутся ещё более дикими.

Через несколько секунд Жоэль отпустил Алекса, и тот рухнул на пол, кашляя и шумно хватая ртом воздух. Сам Жоэль облокотился о давешний пульт и отдышался. Потом натянул бельё и брюки.

После этого легко поднял Александра и едва ли не швырнул его в кресло перед компьютером. Сам сразу же опустился перед ним на корточки и стал ласкать ртом, заправив мешающую прядь своих тёмно-русых волос за ухо. Ласкал со всем своим умением. Нежно и сильно одновременно, глубоко, плотно. Мальчик заслужил. Алекс первое время, сколько мог, внимательно следил за ним, нахмурив густые чёрные брови. Потом медленно запрокинул лицо и приоткрыл рот. Жоэль закрыл глаза и сосал ритмично, осторожно, чуть прижимая губами под головкой, помогая руками, заглатывая до горла играя кончиком языка с яичками. Алекс простонал, прогнувшись в пояснице.

- О да… Жоэль… Не останавливайся…

Рука гладит Жоэля по щеке, по шее. Пальцы замирают и дрожат. Жоэль старался. И упивался своей властью. Конечно, Алексу не под силу контролировать ситуацию, когда его ласкает Жоэль. Он вообще не умеет контролировать ситуацию. Маленький выскочка. Если ты и можешь быть хозяином положения, то только с пятнадцатилетними фанатками. Алекс задохнулся, выгнулся, коротко ахнул. Жоэль чуть прижал губами головку его члена, принимая всю сперму. Вообще-то, он терпеть не мог глотать. Но не плевать же на пол. Проглотил. Горько и терпко. Потом провёл языком по внутренней стороне бёдер Алекса, тот приоткрыл глаза. И ухмыльнулся.

Жоэль тоже ухмыльнулся, не спуская с него взгляда.

- Ты шалава. Ты знаешь об этом? – томно пророкотал Жоэль, поднявшись, и принявшись медленно вылизывать ухо Алекса, поглаживая его по щеке.

Александр усмехнулся, приподняв верхнюю губу, и ответил:

- А ты животное. Кажется, мы идеальная пара…

Жоэль наклонился и стал медленно, плавно ласкать его рот языком. Алекс закрыл глаза, чуть разомкнул губы, чувствуя собственный терпкий привкус на языке Жоэля. И Жоэль чувствовал привкус собственной спермы на языке Алекса. Это так…грязно…так порочно и возбуждающе.

- Слушай, оставь телефончик, а? – тихо проурчал Жоэль на ухо Алексу. Тот прищурился и улыбнулся.

- Ну записывай…



Когда Эрнст с Сабиной приехали, и женщина во всех красках расписала, каким именно образом она имела все эти часы пик с пробками на дорогах, Алекс уже успел уйти, а Жоэль – привести себя в порядок. Поработать всё-таки удалось. Но Жоэль поймал себя на мысли, что просто мечтает поскорее закончить и уехать. Хочется отдохнуть. Чёрт побери, он ни на кого никогда не тратил столько сил и энергии, сколько на этого македонца.

Об Алексе Жоэль думал последующие несколько дней. И в конце концов признался себе в том, что хочет его. Снова. И всё равно будет мало.

«Чёрт, и что я ему скажу? – думал Жоэль, меряя комнату шагами и прижав ухом к плечу телефонную трубку, а в руке сжимая бумажку с номером, - привет, Алекс, не хочешь ли снова потрахаться? Или нет. Привет, Алекс, может, сходим куда-нибудь? Чёрт…»

Размышления прервал ответивший в трубке голос. Женский. Жоэль замер в недоумении.

- Эм… Извините, а можно Алекса?

- Какого ещё Алекса? – удивилась женщина.

- Ну…Александра… Мне этот номер Александр дал… - Жоэль всё больше удивлялся.

- Да какой ещё Александр?

- Вельянов… - промямлил Жоэль, начав догадываться.

- Не знаю я никаких Александров. Вы ошиблись номером!

- Извините… - Жоэль повесил трубку.

Сел в кресло. Потом с силой скомкал бумажку и швырнул её на пол.

- Паскудина, а! – с чувством прорычал он, - чужой телефон дал! Наугад ещё к тому же, наверное…

Потом потёр лицо руками и усмехнулся:

- Хм… Ну так и быть, Алекс. Всё-таки ты меня поимел. Всё-таки поимел…



24.11.06












@темы: PWP, NON-CON, NC-17, Helium Vola, Deine Lakaien, CROSSOVER

Комментарии
2006-11-25 в 00:01 

пунктуация искажает духовность
СЦЕНА, СЦЕНА шикарная =) ну и характеристики, да...

ну, сиквел за мной. оченно подойдет. хехе))) ;-)

2006-11-25 в 00:53 

La_Danse_Macabre
I'm just negative perfect
Запись с радиоэфира"Со стахановским рвением слэшеры накинулись на новый фандом"*данный сэмпл повторяется несколько раз в нарезке, под бешеные драммы и электронные закидушки**слегка примикшируются сэмплы стонов и аццкого хохота*

Вообще шикарный оттрах курвы :) А Жолька у нас действительно зверь-мущщина получается. Вах.

2006-11-25 в 01:01 

Гробик - это киборг наоборот
Ахеннэ пообещала аццкий сиквел про Сашку, Адрюху и Жолю. 0_0
просто триллер))))

ждём!

Блин, а вот с названием чёта не то(((

кстати, акк бы так спарить герра Хорна с Жолей? Вообще никак не знаю, как бы так... Настолько анти-слэшная пара...

2006-11-25 в 01:03 

пунктуация искажает духовность
draw-is-k
ты пока не выдавай)))

2006-11-25 в 02:47 

La_Danse_Macabre
I'm just negative perfect
Хорн с Жолей не парятся ну никак. А вот напару они вполне могут кого нить... этсамое.

2006-11-25 в 20:50 

хмммм....мне нравится ход ваших маленьких подленьких мыслишек......
*плотоядно смотрит на Сашку*

URL
2006-11-26 в 00:14 

Гробик - это киборг наоборот
блин. эт я был!

2006-11-26 в 13:58 

wut
ich blute aus, ich faule aus, ich lebe nur fuer meinem Tod (с) Das Ich
Умеешь же ты интересно писать! Уже когда он напрягся, слушая запись, стало интересно, а когда еще запертыми оказались...=) Хотя по-моему нечего было Саше переживать, все равно у него голос красивее Жоэлевского.

2006-11-26 в 14:23 

wut
ich blute aus, ich faule aus, ich lebe nur fuer meinem Tod (с) Das Ich
А в названии надо как-то соревнование обыграть. Они же по ходу с самого начала соперники,и в голосе, и в постели, и в чувствах, значит, тоже.

2006-11-26 в 14:46 

пунктуация искажает духовность
wut
объективно у Жоэля лучше голос, Сашка просто больше "актер", не академично поет, а типа играет. но по красоте голоса ему до хелиумских вокалистегов как до Австралии раком))))))

2006-11-26 в 23:49 

Гробик - это киборг наоборот
скажем так, красота - это очень субъективно. а вот профессионализм - явно у Жоля выше. Тут даже к бабке не ходи.

2006-11-28 в 04:35 

wut
ich blute aus, ich faule aus, ich lebe nur fuer meinem Tod (с) Das Ich
Точно, субъективно. Одно мне нравится, другое нет, и тут уж меня ничуть не волнует, сколько там у него достоинств и профессионализма=)

2006-11-29 в 00:12 

Гробик - это киборг наоборот
а Сашка, как певец, смотрел именно на его проф. качества)

     

German Gothic Slash Fiction

главная