02:41 

Оператор

draw-is-k
Гробик - это киборг наоборот
1. Фандом - Skorbut
2. Пейринг - Йорг Хёттнер/Роберт Поллих/Даниель Гальда
3. Рейтинг - NC-17
4. Жанр - кажется, ПВП.
5. Комментарий - прошёл год со свадьбы Роберта. Можно сказать, это продолжение "Мальчишника". Пасипп за идеи Макабре!)))Кожаным штанам посвящается...
6. Предупреждение -
7. Дисклеймер - события вымышлены от и до. Но Робби и правда женат с 2005 года.
http://www.skorbut.net/presse/skorbut-pressefoto_1.jpg



Оператор

Йорг бежал вверх по лестнице, в студию, заранее предвкушая ехидненькие взгляды Роберта и Даниеля – мол, Мистер Большой Босс, который всех строит и приучает к дисциплине, сам опоздал на целых сорок шесть минут! Сорок семь, впрочем… Чёртовы пробки!

Уже на подступах к массивной двери Йорг чуть замедлил свой бег, а затем и недоумённо замер. Слышались приглушённые короткие вскрикивания и низкое бурчание. Они там что, чёрт побери, подраться успели? Ох и парочка. Лёд и пламя, земля и воздух. Не поймёшь, то ли ненавидят друг друга, то ли наоборот очень неплохо ладят. Пожалуй…ОЧЕНЬ уж неплохо…

Йорг осторожно подошёл и, аккуратно надавив на створку, приоткрыл дверь. Узенький коридор, завешанный всякой всячиной – плакатами, вырезками из газет и прочими бумажками, в большинстве своём никак не связанными со Skorbut’oм. Сразу же слева – вход в «будку» с пультами и микшерами, поделённую толстым звуконепроницаемым стеклом пополам. Всё остальное помещение, вечно захламлённое какими-то ящиками, коробками и прочими ёмкостями из-под аппаратуры, шнуров и прочих «девайсов», открывается взору, как только заканчивается коридорчик.

Грохота расшвыриваемых тяжёлых предметов не слышно – значит, не дерутся… Йорг нахмурился. Чёрт побери. Ну неужели они опять… Казалось бы, прошло немало времени, могли бы и перебеситься. Тем более что Роберт женился. Уж почти год скоро. И вроде как он обещал своей Аните больше никогда…

Но может быть, там творится совсем не то, что кажется… Вообще-то, следует сейчас прошагать вперёд, поздороваться, быстренько и плавно замять тему с опозданием и начать, наконец, работать. Или они никогда не закончат чёртов альбом. Но Йорг вместо этого осторожно протянул руку, открыл боковую дверь и вошёл в «будку». Протиснулся мимо громоздкого пульта, пересёк находящуюся перегородкой из звуконепроницаемого стекла комнатушку с микрофонной стойкой, осторожно раздвинул пальцами продольные полоски пыльного жалюзи и глянул в маленькое оконце.

Ну и кого он хотел обмануть? Так и есть. Трахаются. Им стоит научиться закрывать двери, чёрт побери… Если бы Йорг не был знаком с этой парочкой достаточно долгое время, то решил бы, что стал тайным свидетелем жестокого изнасилования – Даниель, зажмурившись, сморщившись словно от боли, трётся по полу щекой, прижатый рукой Роберта за загривок в «классической» позе. Лицом как раз к притаившемуся наблюдателю. Руки согнуты в локтях и поджаты под грудь. Чёрная футболка небрежно задрана до лопаток, а кислотно-оранжевые штаны спущены до колен. Роберт не раздевался. Только расстегнул ширинку своих кожаных брюк. Двигается резко, жёстко, быстро, чуть скалится. Отяжелевшие веки прикрывают глаза наполовину.

Йорг сжал челюсти. Между прочим, он купил кожаные брюки раньше Роберта. Подражатель, а! И что самое гадкое – кожаные брюки идут ему больше. Они словно созданы специально для этих узких бёдер и резких, злых движений, которые они совершают. Несколько раз с нарастающей скоростью, не очень глубоко. Потом – резко, на всю длину члена – Даниель протяжно и низко стонет, приоткрывая рот, чуть прогибается в пояснице. Роберт шлёпает его ладонью по голому бедру – звонко и мокро – и снова рывками, быстро, не глубоко. И снова медленно, до упора.

- Мммм-ааахххх – низко, как будто от боли.

Йорг коротко мотнул головой. Чёрт побери. Завораживает.

Возбуждает.

И какого чёрта он махнул рукой тогда, после коллективного помешательства на троих накануне свадьбы Роберта, и сказал – «это ваши дела, мешать не буду». Какого чёрта? Чего испугался?

Того, чего не побоялся Роберт?

И именно поэтому Даниель сейчас стонет под ним, покорный, сдавшийся, слабый, несмотря на внушительные габариты.

Йорг быстро оглянулся. Рядом с пультом на маленьком столике всегда навалена куча электронных мелочей – запчасти от каких-то инструментов или приборов, проводки, батарейки. И камера. Маленькая цифровая камера. Поцарапанная, много раз уроненная, видавшая на своём веку пьянки и даже драки, имевшие место быть в этой студии. Но такое, что происходит сейчас там, за стеклом маленького окошка, - вряд ли…

Даниель мой. Я его нашёл. Оставлю его себе.

Йорг быстро пересёк комнатушку, едва не уронив микрофонную стойку, схватил камеру, быстро проверил батарею. Должно хватить ещё на час или чуть меньше. Отлично. Йорг вернулся к окошку, осторожно приложил объектив к стеклу, придерживая жалюзи пальцами одной руки, и включил запись.

Жаль, опоздал. Может быть, Даниель сперва ублажал Роберта орально. Помнится, Даниель делает это просто великолепно. Кончить можно, просто наблюдая…

О да, детки. Нельзя себя плохо вести в отсутствие папочки…

Роберт обхватывал локти Даниеля, заставлял его подняться на четвереньки, наваливался, налегал, проникал так глубоко, как только мог. Запрокидывал голову, закрывая глаза, потом ронял голову на грудь, и чёрные растрепавшиеся волосы заслоняли его лицо пологом. Он откидывал их назад резким движением головы. Словно мустанг встряхивал гривой.

Йорг осторожно наводил фокус то на его лицо, то на совершенно растворившегося в своих ощущениях Даниеля, то на их ритмично соприкасающиеся бёдра. У Даниеля ягодицы покраснели от шлепков. Роберт не смягчает ударов. Потом схватил в горсть пучок примятых дредов на макушке обритой головы Даниеля, рванул так резко, что Даниель тихонько вскрикнул. Шея его перегнулась. На ней вздулись вены. Йорг чуть-чуть качнулся вперёд. И вдруг камера стукнулась объективом об стекло. Отпрянув, Йорг отпустил жалюзи. Они с шорохом заколыхались, царапая стекло.

Стоны в комнате, едва различимые за толстым стеклом, прекратились. Послышались приближающиеся шаги. Йорг решил не скрываться, а как ни в чём ни бывало, двинулся к выходу из «будки». И на пороге столкнулся с растрёпанным, заметно вспотевшим, осоловелым и жутко злым Робертом в наскоро застёгнутых брюках.

- Какого… - рявкнул тот, добавив гору нецензурных выражений, даже пихнул Йорга в грудь. Тот отступил. Наша чёрная киска обнаглела…

Йорг сделал шаг обратно и невозмутимо произнёс:

- Кажется, это я должен у вас спросить, какого рожна вы тут трахаетесь, когда могли бы аппаратуру отстроить, пока я торчал в пробке…

- Роооб, - негромко позвал Даниель, - что там?

- Ничего. Всего-лишь Йорг, - ответил Роберт, оглянувшись, а потом снова посмотрел на Йорга, - Дрочил на нас с тобой, вероятно…

Йорг только вознамерился что-нибудь ответить, как Даниель протянул снова:

- Ну и чёрт с ним, будто он что-то новое увидел. Иди ко мне…Ну чуть-чуть же осталось…

Йорг несколько удивился подобной невозмутимости. Роберт бегло глянул на него и размашисто зашагал обратно к оставленному Даниелю. Йорг отправился следом. Даниель, ничего не стыдясь, сидел на полу как был – с задранной футболкой, из-под которой торчали напрягшиеся сосочки, и со спущенными штанами. Роберт протянул руку, намереваясь помочь ему встать. О каком сексе может теперь идти речь? Но Даниель притянул его к себе и стал целовать. Сперва Роберт попытался отстраниться. Но постепенно сдался напору языка Даниеля. А может быть, целовался с ним демонстративно. Как будто Йорга здесь не было.

- Привет, Йорг, - походя проронил Даниель, скользнув по нему мутным взглядом и, прикрыв глаза, потянул Роберта за собой на пол.

Может, под дозой?...

Йорг стоял и смотрел на них. Роберт всё-таки распрямился. Даниель протянул к нему руки и тихонько простонал:

- Да чёрт с ним, пусть снимает…

И только теперь Роберт заметил камеру в руке Йорга.

- А ну дай сюда! – пантерий бросок вперёд, но Йорг быстро спрятал камеру за спину и отскочил.

- В чём же дело, Робби? – ехидно осклабился он, - ты как и тогда стесняешься моего наблюдения?

- Чёрта с два тебя стесняться! – прошипел Роберт, чуть опустив лицо. Йорг невольно отвёл взгляд. Он сам собой скользнул по фигуре Роберта вниз. И остановился на бугорке в блестящих кожаных штанах.

- По-моему, тебя звал Даниель, - напомнил Йорг. Сам с напускной невозмутимостью прошагал к стулу в углу комнаты, подтащил его поближе к парочке, уселся и поднял камеру на уровень глаз.

- Поиграем в «Приват-Кафе», мальчики? Мотор…

Роберт сунул руки в карманы, уставившись на Йорга совершенно по-звериному и прорычав:

- Я тебе камеру эту расхерачу. Понял?

Но было заметно, что он колеблется.

- Роб, - низко прошептал Даниель, - да ладно, потом все вместе соберёмся, посмотрим. По-моему, прикольная идея…Ну давай же…

Он стянул с себя футболку. Отпинался от чёрных спортивных ботинок, которые мешали стягивать штаны вместе с плавками. И вот лежит на полу, чуть приподнявшись на локте, абсолютно голый, горячий, лоснящийся от пота. Йорг поймал себя на мысли, что ему сложновато удержать себя на этом стуле. Хочется подойти, перевернуть Даниеля на живот и… и пусть Робби работает оператором.

Но Роберт всё-таки решился. Усмехнулся как можно ехиднее. Подошёл к Даниелю. Скинул свою обтягивающую чёрную футболку, затем медленно, словно позируя перед камерой, расстегнул ремень, позволил брюкам упасть. Они застряли на коленях. Пришлось стянуть. Заодно избавиться и от трусов. Ботинки, высокие, с массивной подошвой, остались. Долго расшнуровывать.

Потом он опустился к Даниелю на пол. Тот потянулся было за поцелуем, но Роберт надавил ему на плечо, заставляя лечь. Потом перевернул на живот. Властно схватил за выступающие косточки таза и поднял на четвереньки.

Йорг чуть заметно приоткрыл губы, усилием воли заставляя себя таращиться в маленький дисплей камеры. Навёл фокус на лицо Даниеля. У него такие широкие зрачки. Чёрные омуты… Может быть, и правда что-то принял…

Чтобы войти в Даниеля повторно, Роберту не пришлось тратить много усилий. Он скользнул в него почти моментально. И принялся двигаться, как несколько минут назад. Теперь Йорг не прятался. Ему было отлично видно всё. И он мог даже поменять ракурс. Он встал и подошёл к парочке ближе. На дисплее плыли их плечи, спины, бёдра. Упирающиеся в пол руки Даниеля. Смуглые пальцы Роберта, вдавившиеся в бока партнёра. На камеру они оба перестали обращать внимание уже через минуту.

- Поласкай ему член рукой, - велел Йорг Роберту с видом заправского режиссёра.

- Иди ты… - огрызнулся Роберт отрывисто, но подчинился. Одна рука лежит на пояснице Даниеля, вторая быстро мастурбирует ему член.

- Яички погладь, - шепчет Йорг, наводя резкость.

- Пошёл на… - простонал Роберт, выполняя, что велели.

Даниель низко стонет, склоняя голову к одному плечу, потом свешивая её. Пальцы Роберта разгоняют электричество по всему телу. Приближают к оргазму. Изнутри – жаркие, плотные толчки. Ещё чуть-чуть… Ещё…

Йорг сглотнул. Проклятье. Хочется сесть, закинуть ногу на ногу, что есть сил сжав ноющий от возбуждения член.

- А ну шлёпни его! – резко и хрипловато, чтобы скрыть собственное напряжение. Роберт подчиняется с похвальным рвением.

- Вот так… Укуси за плечо…

Роберт наваливается, ложится животом и грудью на спину Даниеля и вцепляется зубами в его плечо. Потом в загривок. Весь блестящий от пота, с растрепавшимися и прилипшими к плечам и спине чёрными волосами. Дикарь. Зверь.

Даниель вздрогнул. Ахнул. Прогнул спину.

Йорг не удержался и шлёпнул по крепкой тугой заднице Роберта. Потом поспешно отошёл. Встал перед Даниелем, поймав в кадр его горящие от побоев ягодицы и быстро двигающиеся бёдра Роберта. Вид сверху. Ракурс интересный.

Внезапно сильная лапа схватила его за ремень брюк. Быстрее, чем он решил, надо ли отступать или же всё-таки нет, Даниель прижался раскрытым ртом к его паху. Принялся лизать всей плоскостью языка кожаные брюки и отдающую едким металлическим вкусом молнию. Йорг охнул. В глазах на секунду потемнело. Камера чуть не выскользнула из мигом ослабевших пальцев. Даниель схватил собачку молнии зубами и потянул её вниз. Дрожащей рукой Йорг помог ему расстегнуть свои брюки, быстро высвободил давно вставший член из плена тугих плавок. И его сразу же обхватили мокрые мягкие губы Даниеля.

Роберт кончил через несколько секунд, но медленно, плавно, продолжал двигать бёдрами туда-сюда, скользя по собственной сперме, подталкивая Даниеля, и тот брал член Йорга глубоко, до самой глотки.

Картинка на мониторе скакала и крутилась – Йорг уже не следил за кадром. Он запрокинул голову, положив свободную руку на «пальму» Даниеля и лёгкими рывками заставляя сосать ритмичнее. С ритмом у бывшего барабанщика kAlte fArben было всё в порядке.

Йорг с силой втолкнул член как можно глубже, кончив в глотку Даниелю и коротко выдохнув. Пальцы разжались, и несчастная камера с треском ударилась об пол. Погибла или нет – никто не стал проверять. Плевать на камеру.

Даниель лежал на боку, присогнув одну ногу в колене, а другую вытянув. Роберт сидел рядом с ним, опираясь назад одной рукой, а другой поглаживая его вспотевшее тело. Йорг отступил и бухнулся на давешний стул. С мебелью здесь вообще было не густо. Ещё несколько стульев есть, и всё.

Несколько минут длилась блаженная тишина. Потом Даниель с Робертом встали, начали одеваться.

Йорг лениво наблюдал за ними. А всё-таки он молодец. Это он их нашёл обоих. Они красивые. На них будут клевать девочки. Это полезно для группы. Они красивые… Красивые. Оба. Вдвоём.

Почему-то стало горько.

Он подумал, что с удовольствием согласился побыть на месте их обоих. А то и трахнуть Роберта. Или отдаться Даниелю. О да. Он до сих пор помнил – каково это… С Даниелем…

Почему, чёрт побери, они выбрали друг друга?!

Но предложить самому? Вот ещё! Разве что…

- Эм… Ребята…может, поедем ко мне? Ну, после записи? – предложил Йорг с миной хозяина положения.

- Зачем куда-то ехать? – Роберт, усмехаясь, приблизился, держа руки в карманах, - если хочешь продолжения, можем и тут…

Он протянул руки к лицу Йорга и медленно снял с него очки. И правильно. ТОГДА они тоже мешали. Йорг поднял глаза, поглядев на Роберта. Этому зверю пошёл бы, пожалуй, кожаный ошейник. С шипами внутрь. И рубец от хлыста на ягодицах. Пантеру надо дрессировать…

Но отказаться невозможно.

Йорг ничуть не возражал и даже забыл о том, что он – «Мистер Большой Босс», когда его положили поперёк колен Даниелся, сидевшего на стуле, прижали животом, а Роб сильно, грубовато, имел его сзади. Член Даниеля упирался под рёбра, а горячая мягкая ладонь успокаивающе гладила по лопаткам. Потом Йорг стоял перед ним на коленях, поглаживая его бёдра, самозабвенно лаская ртом его член, упиваясь полузабытым ощущением. Роберт наваливался на Йорга, проникая до упора, целовал Даниеля в губы. Потом Даниель чуть надавил на плечи Йорга, заставив его приподняться, прижаться спиной к груди Роберта, отчего член Роберта упёрся в простату плотно и точно, заставив Йорга простонать в голос и запрокинуть голову. Даниель протянул руку, проникнув пальцами в место соприкосновения тел двоих согруппников. Там было жарко и влажно, словно в бане. Пальцы бывшего второго клавишника Das Ich играли, чуть-чуть проникали туда же, где уже елозил мокрый от смазки и заблаговременно добавленной слюны член. Йорг таял от наслаждения. Даниель лизал его шею, Роберт быстро мастурбировал его член, увеличив скорость и сократив амплитуду движений своего таза. И точно так же, как тогда, кончил внутрь тела любовника.

Потом Даниель осторожно усадил Йорга к себе на колени. Вошёл в него лицом к лицу. Осторожно приподнимал и опускал, крепко сжимая крупными ладонями его бёдра. Роберт сидел на втором стуле, вытянув широко расставленные в стороны ноги и дымя термоядерной сигаретой.

Йорг обнимал Даниеля за шею и жадно, дико, целовал его в губы всем ртом. Кончить одновременно не удалось. Но всё равно было сладко и тепло. Совсем не хочется вставать, искать, куда Роб зашвырнул его брюки и куда сложил очки. Но надо. Надо вставать. И, пожалуй, поработать сегодня так и не удастся…

- Всё-таки, может быть, поедем ко мне?

- Только надо бухла купить…

- Ох, Роб…



Через некоторое время трое мужчин покинули студию.

Забытая камера мигала красным глазком и безучастно таращилась в пространство круглым объективом.



15.11.06






@темы: Skorbut, PWP, NC-17

Комментарии
2008-08-22 в 20:56 

Мда...по вашим слэшам впору биологию учить, герр Драу

2009-10-25 в 14:32 

Om namah shivaya
Этому зверю пошёл бы, пожалуй, кожаный ошейник. С шипами внутрь. И рубец от хлыста на ягодицах. Пантеру надо дрессировать…
А потом на роль черной пантеры был принят Тони. А.

     

German Gothic Slash Fiction

главная