22:56 

RossomahaaR
гиена клавиатуры
1. Фандом: Solar Fake
2. Пэйринг: Свен Фридрих/Франк, Свен/нмп
3. Рейтинг: NC-17
4. Жанр: PWP (немножко), романс (наверное)
5. Комментарий:
6. Предупреждения: нелогичность
7. Дисклеймер: ни на что не претендую, всего лишь плод моего воображения

Свен затянулся сигаретой, стоя у окна. Ночной осенний ливень хлестал в стёкла, в тёмной комнате было прохладно, и жутковатые тени ползли по стенам от качающихся ветвей. Фридрих прижался разгорячённым лбом к стеклу. Франк… Свен выпустил дым изо рта. Чёртов Франк… Мужчина прикрыл глаза, но на сетчатке словно отпечаталась недавняя сцена. Он помотал головой, но образы неумолимо возвращались. Свену даже показалось, что он вновь слышит голос Франка.
В десять вечера клавишник тихонько поскрёбся в номер Фридриха, что не было редкостью – он часто наведывался за уточнениями или с предложениями по поводу предстоящих выступлений.
-Я хотел поговорить… - Франк мялся на пороге.
-Заходи, что стоишь? – Свен улыбнулся, пропуская его в номер.
Франк остановился посреди комнаты, низко склонив голову.
-Ну, о чём поговорить хотел?
Свен, сунув руки в карманы мешковатых джинсов, обошёл вокруг него.
-Я… я хотел сказать… - Франк вскинул голову так, что чёлка закрыла левый глаз, и замолчал.
Фридрих остановился напротив него, выжидающе глядя. Клавишник положил руки ему на плечи, и не успел Свен отпрянуть, как Франк порывисто поцеловал его.
-Ты обалдел?! - Свен сбросил ладони Франка, в яростном недоумении глядя на напарника. Тот виновато отвёл взгляд.
-Франк, ты пьян?
Фридрих понимал, что вопрос звучит глупо – привкуса спиртного он не ощутил, но подобный вывод напрашивался сам.
Франк, не поднимая взгляд, стремительно направился к выходу.
-Ты ведёшь себя глупо. – Свен попытался схватить его за руку, но тот хлопнул дверью так, что Фридрих едва успел отскочить.
Несколько секунд он смотрел на захлопнутую дверь, прежде чем вышел в коридор. Свена кольнула догадка, что напарник подсел на наркоту. Этого ещё не хватало, с раздражением подумал он, идя по коридору.
Свен постучал в дверь его номера. Тишина. Дёрнул ручку. Заперто. Он постучал настойчивей, но ответа по-прежнему не получил. Это разозлило его. Фридрих со злостью пнул дверь.
-Да открой ты!
Молчание. Вокалист скрипнул зубами, готовый выломать дверь (вариант, что напарник мог куда-то уйти он начисто отвергал – они только что приехали, устали с дороги, да и погода не располагает к прогулкам). Ему немедленно нужно получить объяснения выходки Франка и удостовериться, что с ним всё в порядке.
Спешащая по коридору горничная с неодобрением глянула на Свена, на ходу бросив:
-Постоялец ушёл.
Свен оставил дверь в покое, поспешив за женщиной.
-Вы его видели?
-Да. Он вниз спустился. – Не оборачиваясь ответила она.
Фридрих спустился в гостиничный бар, надеясь застать клавишника там. В этот час в баре было полно народу, и он потратил немало времени, пытаясь отыскать среди них Франка, но безуспешно. В фойе его тоже не было. Девушка на ресепшене, мило улыбаясь, поинтересовалась, кого он ищет. Свен описал ей Франка, и она ответила, что тот недавно ушёл, причём явно был чем-то расстроен и, несмотря на ливень, без верхней одежды. Поблагодарив её, Свен вернулся в номер за курткой.
Прохожие, прячась под зонтами, спешили укрыться от непогоды. Фридрих пожалел, что у него нет ни зонта, ни капюшона. Он обошёл вокруг гостиницы, добрёл до кафешки, находящейся неподалёку, но и там Франка не было. Свен ещё побродил по улице, высматривая его. Мобильный клавишника был недоступен. Матерясь под нос, Фридрих вернулся в гостиницу, надеясь, что Франк уже вернулся. Но он ошибся.
Свен курил у окна в темноте. Неоновая вывеска кафе отбрасывала на его лицо зеленоватый отсвет, отчего он выглядел изможденным.
Фридрих попросил портье позвонить ему, когда постоялец вернётся, но гостиничный телефон молчал. Свен подумал о том, что Франк мог пойти на вокзал, чтобы уехать домой, но всё же эта версия казалась маловероятной.
Вокалист надел просохшую куртку, намотал на шею потрёпанный шарф и вновь отправился на поиски.
Ливень всё так же хлестал во всю силу. Свен прошёлся по старому маршруту, натянув куртку на голову, чтобы холодные капли не попадали за шиворот, и решил дойти до парка в конце улицы.
Франк, промокший до нитки, сидел на скамье, откинувшись на спинку. Глаза его были закрыты.
-Вот ты где, придурок! – рыкнул Свен на него, сдергивая ворот куртки с головы.
Веки Франка дрогнули, но он не ответил и не открыл глаза.
-Чем ты закинулся? – Фридрих вцепился в ворот его промокшей футболки.
-Ничем! – Франк мрачно взглянул на Свена, и сбросил его руки.
-Ты ведёшь себя идиоткски, как… как не знаю кто! – процедил Свен сквозь зубы, не обращая внимания на тяжёлый взгляд Франка. – Устроил представление за два дня до выступления. И что на тебя нашло? – Фридрих вцепился в плечо клавишника, поднимая его со скамейки.
Свен возвращался в гостиницу, сверля взглядом ссутуленную спину Франка, шедшего впереди. Плечи опущены, голова понурена – словно под конвоем.
Девушка-портье улыбнулась, увидев вернувшихся постояльцев. Свен кивнул ей.
-Куда пошёл? – окликнул Фридрих Франка, направившегося в свой номер.
-Не видишь? – буркнул тот.
Свен бесцеремонно втолкнул его к себе, хлопнув дверью.
-Думаешь, сбегу? – клавишник тряхнул мокрой чёлкой.
-Кто тебя знает. – Хмуро отозвался Свен. Он навалился спиной на дверной косяк, скрестив руки на груди и мрачно глядя на Франка. – Шагай в ванную, иначе простынешь.
Франк молча повиновался. Фридрих скинул сырую куртку прямо на пол, и начал рыться в сумке, выискивая вещи для напарника. Злость уже утихла и Свен, как всегда, начал чувствовать вину за то, что наорал на приятеля.
Свен забросил вещи в ванную, краем глаза заметив, что Франк лежит в горячей воде, запрокинув голову на бортик ванны так же, как в парке на скамье. Отогревался он достаточно долго. Всё это время вокалист щёлкал пультом, пытаясь сосредоточиться на том, что показывают по телевизору, но ему не удавалось.
Франк вышел из ванной, чувствуя себя неловко в вещах Свена, сел в кресло, стоящее в углу комнаты, словно надеясь, что Фридрих не заметит его в темноте. Свен повернул к нему голову, прищурившись, пытаясь разглядеть (мешало свечение телевизора) Франка.
-Извини, что наорал.
Франк невольно улыбнулся – вокалист поостыл и в ближайшее время скандала не предвидится.
-Всё в порядке…
-Не совсем. – Возразил Фридрих. – Ты повёл себя, мягко говоря, странно. И ты прекрасно знаешь, что я не потерплю, если узнаю, что ты…
-Нет, Свен, - Франк покачал головой. – Я ничего не употребляю. Мне и без того… - Он замолчал, недоговорив.
Свен подождал, когда Франк продолжит, но тот молчал.
-Ложись спать, завтра поговорим.
-Спокойной ночи, до завтра. – Франк направился к выходу, но Свен остановил его:
-Ты останешься здесь.
-Я не понимаю твоего недоверия. – Клавишник застыл у двери, пытаясь взглянуть в глаза Свена, но тот сидел, уставившись в экран.
-Франк, ты останешься здесь. – Твёрже повторил Фридрих. – Мне так будет спокойнее.
Клавишник вздохнул, и занял своё прежнее место в кресле. Он действительно перенервничал, это его вымотало, а горячая вода разморила; зевоту сдержать не получилось.
-Иди спать.
-Вообще-то кровать здесь одна.
-Я пересяду в кресло. – Невозмутимо ответил Свен.
-Но как же ты?.. – Франк внимательно вглядывался в лицо вокалиста, прекрасно понимая, что тот не доверяет ему и собирается контролировать, но тот уставился в экран, словно не замечая настороженного взгляда. Наконец, ответил, не поворачивая головы:
-Я не собираюсь спать.
Франк неуверенно приблизился к узкой односпальной кровати, когда Фридрих пересел в кресло, развернув экран телевизора к себе. Клавишник ещё раз попытался поймать взгляд Свена, но безуспешно.
-Эмм… извини, я и в правду вёл себя, как…
Фридрих раздражённо махнул рукой, прерывая его:
-Спи. Завтра поговорим.
Франк залез под тонкое одеяло, прислушиваясь к бормотанию телевизора. Глядя в стену, он сгорал от стыда, проматывая в памяти свою выходку. Особенно стыдно было за побег, но в тот момент Франку было невыносимо оставаться в одной гостинице – Фридрих потребовал бы объяснений. В парке (туда он забрёл случайно, не желая никого видеть) Франк пытался осмыслить свой срыв, понять, что делать дальше. Клавишника мучила мысль о том, что Свен мог подумать, что сбежал он специально, мол, поищи меня, поволнуйся. Мужчина вздохнул и поправил подушку поудобнее. Подушка пахла одеколоном Свена. Франк плотнее прижался к ней щекой, закрыв глаза. Глупый жест, подумал он, и, злясь на себя, прикусил губу изнутри, раня слизистую.
Свен, уткнувшись подбородком в колени, по-прежнему сидел перед телевизором, размышляя о случившееся. Докурив последнюю сигарету, он выключил телевизор, и, скорчившись в кресле, постарался заснуть. Но сна не было ни в одном глазу. Свен поймал себя на мысли, что прислушивается к ровному дыханию спящего Франка. Против воли – воспоминание о поцелуе. Свен поднялся с кресла. Ворс дешёвого ковра покалывал босые ступни. Вокалист осторожно подошёл к постели и взглянул на спящего. Франк лежал на боку, уткнувшись лицом в подушку. Свен вернулся в кресло, завернулся в плед.
Фридрих не мог упрекнуть себя в гомофобии, да и приятель не давал повода, чтоб подозревать его в «порочащих связях». Его не волновали предпочтения Франка – лишь бы не мешали совместной работе, но этот поцелуй… Это ставило под сомнение дальнейшее нахождение Франка в проекте.
Утром Свен разбудил клавишника.
-Вставай, на завтрак опоздаем!
Франк ощущал себя разбитым после вчерашнего, идти никуда не хотелось. С трудом до него дошло, что он не в своём номере (из-за одинаковой обстановки) и странное удовольствие от того, что спал в постели Свена.
-Я не хочу есть.. И, похоже, я простыл.
Свен укоризненно, но без раздражения поглядел на клавишника.
-Послезавтра выступление. Мне кажется, что тебе всё-таки стоит поесть, чтоб не ослаблять организм.
Франка тронула его забота, хоть он прекрасно понимал, что в первую очередь Свена заботит его работоспособность – не могут же они подвести организаторов.
Клавишник вяло ковырял омлет с беконом, наблюдая, как официантка строит глазки Свену. Тот делал вид, что ничего не замечает.
После завтрака Франк вернулся в свой номер. Фридрих его больше не удерживал. Ему позвонил кто-то из организаторов, и Свен уехал, сказав, что вернётся не раньше вечера. Франк очень надеялся, что вечером Свен будет достаточно уставшим, чтобы не начать разговор о вчерашнем.
«Идиот!» - обругал себя клавишник, хлопнув ладонью по лбу. Вчера он был полон решимости сказать Фридриху о своём изменившемся отношении. Он был готов к тому, что Свен не просто наорёт на него, а заставит покинуть Solar Fake, может, даже врежет, но не к собственному срыву. В парке, под ливнем Франк боялся вернуться назад.
«Вот ты где, придурок» - эти слова вновь зазвучали в памяти. Франк сжал виски и повалился на кровать. За годы знакомства с Фридрихом он знал, что вывести его из себя непросто, но в гневе он страшен. Так же Франк усвоил, что он отходчив и, в принципе, не любит ссор, поэтому первым пойдёт на примирение, если почувствует себя виноватым. И всё равно он боялся реакции Свена.
Франк отчётливо понимал, что когда Свен отправился искать его, в первую очередь он заботился о судьбе проекта – перед самым выступлением заменить клавишника некем. И всё равно ему хотелось верить, что Фридрих хоть немного беспокоился за него, а не за Solar Fake.
Голова раскалывалась, и неудержимо клонило в сон. Франк вытянулся на постели поверх одеяла и почти сразу уснул.
Свен вернулся около девяти вечера. Франк к тому времени уже успел поужинать, хоть и чувствовал себя по-прежнему неважно, проспав весь день. Вдобавок его начало морозить.
Фридрих позвал Франка в свой номер, чтобы рассказать ему то, что удалось выяснить. Франк подумал о том, что если Свен начнёт разговор о вчерашнем инциденте, то лучше расставить все точки над I, не затягивая.
Клавишник поудобней устроился в кресле, приготовившись слушать. Фридрих сел на кровать, напротив приятеля.
-Ну и, что вчера на тебя нашло?
Франк уставился в экран выключенного телевизора, покусывая колечко в губе. Свен внимательно глядел на него.
-Кое-что изменилось в моём отношении к тебе… - Клавишник по-прежнему сидел, уставившись в пустой экран, боясь взглянуть на Свена. – Такого никогда не было раньше… и…
Фридрих нервно усмехнулся – выяснилось, что напарник и сам напуган «неправильностью» своего поступка.
-Не нервничай.
Франк резко повернулся к Свену:
-«Не нервничай»? Да чего уж там, всё нормально…
Свен пожал плечами, закуривая.
-Не нормально. Но ничего страшного…
Франк раздражённо перебил Свена, ударяя ладонью по подлокотнику:
-По-твоему, ничего страшного в том, что я хочу тебя?!
Фридрих поперхнулся дымом, стряхивая пепел на ковёр, мимо пепельницы.
-Теперь моя очередь сбегать. – Свен жестом остановил клавишника, поднявшегося навстречу ему.
-Куда ты? – окликнул его Франк.
-Подумать.
Свен сдёрнул свою куртку со спинки кресла и хлопнул входной дверью. Франк застыл, глядя ему вслед. Вот и поговорили… Нужно уйти в свой номер, но он продолжал сидеть в кресле. Один, в осенних сумерках. Несколько раз клавишник поднимался, намереваясь уйти, и вновь возвращался в кресло. Начало лихорадить так, что зубы застучали.
Свен не спеша шёл по улице, раздумывая. Серое небо отлично гармонировало с настроением. Он думал, что уже забыл о том, как много лет назад и сам был на месте Франка. И предпочёл бы не вспоминать об этом. Несколько капель упало ему за шиворот. Снова начался дождь. Свен встал под навес над крыльцом кафе, где вчера искал приятеля, закурил, мрачно глядя на серые потоки, стекающие с крыши. Он знал по своему опыту, что просто так влечение Франка к нему не пройдёт.
Фридрих кинул докуренную сигарету в урну. В голову упорно лезли воспоминания о том, как в первый и последний раз испытывал «неправильные» чувства к представителю своего пола. О том, как униженно пытался обратить на себя _его_ внимание. И о том, как в первый и последний раз переспал с мужиком. После этого предмет страсти быстро исчез из жизни Свена и он постарался выкинуть его из памяти, вычеркнуть компрометирующий эпизод. И вот теперь Франк оказался на его, Свена, месте.
Мужик, вышедший из кафе, неосторожно задел Фридриха плечом. Свен очнулся от задумчивости, хмуро глянув ему в спину. Мысль о принятии окончательного решения, о том, как поступить с Франком, сверлила мозг.
-Вот ты где! – клавишник вскочил на крыльцо, тряхнув мокрой от дождя чёлкой. Свен покачивался на носках ботинок, внимательно глядя на него.
-Сегодня была моя очередь искать. – Улыбнулся Франк, передёргивая плечами от озноба.
-Я всё равно вернулся бы. – Улыбнулся Фридрих в ответ. – А тебе лучше бы остаться в гостинице, иначе окончательно расклеишься.
В коридоре оба неловко замялись, не решаясь расходиться. Франк дрожал всё заметнее.
-У тебя температура? – Свен сочувственно взглянул на клавишника, но тот пожал плечами. Фридрих приложил ладонь ко лбу Франка. Холодный.
Свен открыл дверь своего номера и втащил приятеля во внутрь. Тот явно растерялся. Фридрих кинул куртку в кресло, через весь номер, обернулся к Франку, странно улыбнувшись:
-Ты так и будешь стоять?
Франк стянул с себя курточку, не отрывая взгляд от Фридриха. Что дальше? Предложит выпить и забыть обо всём, или же…
Свен подошёл к нему вплотную, глядя сверху вниз. Франк судорожно сглотнул, отводя взгляд. Фридрих поцеловал его, положив ладони на плечи, ощущая, как он мелко вздрагивает.
-Замёрз? – вкрадчиво поинтересовался Свен.
Франк качнул головой то ли утвердительно, то ли отрицательно. Сейчас он по-новому ощущал знакомое прикосновение его ладони к своей; кольца показались обжигающе холодными.
Свен ободряюще улыбнулся:
-Ты же хотел этого?
Клавишник беззвучно одними губами ответил: «Да».
Мутноватые капли дождя скользили по стеклу. Комната погрузилась в полумрак, скрывая унылую обстановку. Неловкое молчание. Фридрих чувствовал необъяснимую жалость к Франку, такому растерянному, дрожащему от простуды и волнения.
-Иди сюда.
Франк придвинулся на постели ближе к Фридриху, и тот обнял его за плечи, притягивая к себе. Это совсем не те привычные дружески-шутливые объятия, которыми они обменивались, вызывая недоумевающие взгляды свидетелей; Свен обнял его покровительственно. Франк осознавал, что в этом жесте нет ни капли каких-либо чувств, просто Фридрих уступил ему ради своего дальнейшего спокойствия. Но эйфория вперемешку со страхом бурлила в крови.
Болезненное влечение к другу нельзя смешивать с настоящим чувством – оба это понимали и не считали нужным скрывать. То, что произойдёт – лишь удовлетворение потребностей.
-Надеюсь, ты понимаешь, что всё это – приятное… гм… времяпрепровождение, и не больше?
-Я всё понимаю, Свен…
Фридрих опрокинул Франка на спину, стягивая с него одежду. Клавишник не слушающимися пальцами расстёгивал рубашку Свена. Происходящее казалось Франку нереальным, куда нереальнее, чем представлялось бессонными ночами. Нарастающее возбуждение смешивалось с воспоминаниями о длительных переездах, когда в автобусе Свен спал на его плече, и клавишник боялся, что Фридрих может прочесть его мысли.
Свен прикасался к Франку, прислушиваясь к своим ощущениям. Необычно… Ему нравилось, как тот отвечает на касания, нравилось ощущать солоноватый привкус от пирсинга в губе. Франк уткнулся в плечо Свена, вдыхая запах кожи; провёл языком по ключице, пробуя на вкус. Свен изогнул шею, покусывая его ухо.
Узкая кровать жалобно скрипела, но им было всё равно.
-Ещё немного и она развалится, - усмехнулся Франк, убирая лезущую в глаза чёлку.
-Тогда продолжим на полу.
Их тела сплетались, оба тяжело дышали, словно в номер проник горный разрежённый воздух. Свен отстранился от неумело, но старательно ласкающего Франка:
-У тебя уже было?
-Нет. – Он помотал головой и после короткой паузы спросил, - А у тебя?
-Было. – Свен непроизвольно поморщился. Хотелось забыть ту ночь, и он не исключал возможности, что через какое-то время так же не захочется помнить и эту. В сумраке он различил удивлённый взгляд Франка.
-И… кто это был?
-Да какая разница? – Свен задумчиво провёл пальцем по предплечью Франка. – Это было давно. Не будем об этом. – Фридрих поднялся с постели.
-Ты куда?
-Минутку. – Свен нашёл свою куртку, брошенную на кресло, и вынул из кармана купленную во время прогулки смазку. В тот момент он ещё не знал, какое решение примет, но всё же решил прикупить на всякий случай.
Сплетение конечностей, поцелуи-укусы. Франк чувствовал, что уже на грани, когда Свен развернул его спиной к себе. Клавишник подрагивал от желания и страха перед болью. Упираясь локтями в смятые простыни, он задал вопрос, почему именно в этой позе.
-Извини, но… не хочу видеть твоё лицо в этот момент.
-Это как-то связано с… прошлым?
-Да. – Кивнул Фридрих.
Франк терпеливо перенёс неприятные ощущения. «Ты же этого хотел, так что терпи» - думал он. Но когда Свен вошёл в него, на глаза Франка навернулись слёзы и он закусил губу, сдерживая ругательства. Рефлекторно он попытался отодвинуться, но Фридрих крепко придерживал его за косточки таза. Ещё немного и боль перестала быть такой сильной. Свен положил ладонь на крестец Франка:
-Прогнись.
Франк старался сдерживать стоны, рвавшиеся из горла, когда член касался его простаты. Свен, навалившись на клавишника, покусывал его шею. Ощущения от проникновения были необычными. В эти минуты оба забыли обо всём: о том, кто они, о морали, о нормах поведения… Существовал только ритм движений и сердцебиения.
Франк обессилено упёрся лбом в свои скрещенные руки, кончив. Пот заливал глаза. Свен сделал ещё несколько рывков, прикусив губу, когда от нахлынувшего оргазма всё поплыло перед глазами.
Через несколько минут оба молча курили, но это было умиротворяющее молчание. Франка клонило в сон. Он чувствовал приятную расслабленность и абсолютную удовлетворённость - идея-фикс исполнена. Пускай для Свена это всего лишь альтернатива традиционному сексу и не более, но для Франка это многое значило. Он понимал, что надеяться на что-то большее глупо, но в глубине души жила надежда на то, что их дружба перерастёт привязанность.
Свен смотрел в потолок, зажав в зубах тлеющую сигарету. Он вспоминал то, что казалось давно забытым.
Тогда семнадцатилетний Свен оправдывал своё влечение к _нему_ протестов против косной морали. _Ему_ было двадцать пять, и рядом с ним Свен чувствовал себя кроликом, запертым в тесной клетке с удавом. _Он_ казался недостижимым, и Фридрих всячески старался обратить на себя внимание.
Именно _он_ и предложил Свену провести один из вечеров вместе. И тогда Свена трясло не меньше, чем Франка. Обращался с Фридрихом _он_ не бережно; о смазке и речи не было. Свен помнил, как закусывал губу, чтобы не заорать от боли, глотал слёзы. Но злости на _него_ не было – Фридрих осознавал, что добился желаемого, и оно разочаровало его. Сам виноват. Свен даже испытывал некое чувство благодарности, за то, что _он_ не афишировал произошедшее, ведь в _его_ духе было разболтать всем знакомым о своём очередном подвиге. Вскоре _он_ и вовсе исчез из жизни Фридриха, и тот влюбился в свою давнюю знакомую, что помогло забыть о недавнем болезненном увлечении.
Свен скосил взгляд на Франка:
-Ты как?
-Хорошо. – Клавишник улыбнулся, сдувая с глаз чёлку.
-И ты помнишь о том, что это…
-Не больше, чем времяпрепровождение. – Закончил Франк.
Свен улыбнулся, потрепав напарника по волосам. Он прислушивался к себе, боясь уловить изменения в своём отношении к Франку. Но ни отторжения, ни брезгливости, ни стыда – всё по-прежнему. Оба подсознательно ощущали, что нуждаются друг в друге, чтобы разделить одиночество.
Среди ночи Фридрих проснулся от шороха дождя. Франк спал, уткнувшись лбом ему в плечо. Свен осторожно убрал его ладонь, которую клавишник во сне положил ему на живот, и подтянул сбившееся одеяло, чтобы укрыть его плечи. Он думал о том, что всё сложилось неплохо – Франк всегда под рукой, ничего не требует… С этой мыслью он заснул.

@темы: NC-17, PWP, ROMANCE, проекты Свена Фридриха

Комментарии
2012-05-04 в 13:09 

Похоже ты изменила себе — уже который фик и никакого членовредительства :D
Мне бы хотелось узнать по-подробнее об отношениях Фридриха и того загадочного дядьки.... планируешь это описывать?

2012-05-04 в 16:15 

RossomahaaR
гиена клавиатуры
Похоже ты изменила себе
ни в коем случае! Просто устала я от мясакровищи - это раз, а два - ну никак по этому фэндому не придумывается ничего такого... но я не намерена сдаваться ;)
планируешь это описывать?
планирую, но не знаю, когда. Кстати, у данной истории может появиться целых 3 варианта продолжения, благодаря появлению соавторши.

   

German Gothic Slash Fiction

главная