13:27 

Шах и Мат

(Элодия)
близка к искусству, но далека от прекрасного (с)
1. Фандом: Lacrimosa
2. Пейринг:
Tilo Wolff/Jan Peter Genkel
3. Рейтинг:
NC-17
4. Жанр:
romance
5. Примечания, комментарии:
я просто увидела в витрине магазина потрясающие малахитовые шахматы, а что получилось.... то получилось)
6. Предупреждение:
нет
7. Дисклеймер:
Данный текст не есть истина в последней инстанции, описывающей реальную ситуацию. Это просто фик. Никаких прав на личную жизнь героев не имею. Выгоду не извлекаю.

Шах и Мат
(моей лучшей подруге-любительнице фиков Юлии посвящается)

25 октября 2006 года, Гамбург, Германия

- Мат, - Ян усмехнулся, откидываясь в кресле и отпивая вина. - Тило, тебе никогда не выиграть.
- Как?! - Вольфф еще раз осмотрел фигуры на доске, - Почему я не видел этого твоего хода? И так каждый раз. Сдается мне, Генкель, в шахматах ты так же хорошо мухлюешь, как и в картах.
Ян сдержанно улыбнулся, не желая смехом расстраивать друга, который принимал любые свои проигрыши близко к сердцу.
- Шахматы - это не карты. Чистая логика, тактика и стратегия. Тебе мешает твоя невнимательность и импульсивность.
- А ты у нас, значит, весь из себя такой сдержанный, - засопел Вольфф себе под нос, наливая себе еще вина. - Ладно. Расставляем. Сейчас мы сыграем игру, в которой я точно выиграю, а ты проиграешь.
- Да пожалуйста-пожалуйста, -хмыкнул Ян, расставляя фигуры. - Я даже сыграю черными, чтобы дать тебе фору, хочешь?
- Это неважно, - загадочно протянул Тило с хитрой улыбкой, тем не менее охотно переворачивая доску белыми фигурками к себе, - Е2-Е4.
Генкель ответил на ход, наблюдая за выражением лица друга. Последние слова Вольффа показались ему подозрительными, и он решил глядеть в оба. Однако тот не торопился делать следующий ход. Он медленно потянулся за пачкой сигарет, задев горячей ладонью прохладные пальцы Яна, глядя ему в глаза. Чиркнул зажигалкой, но почти сразу понял, что она пуста. На его лице появилась непонятная улыбка. Мягким неуловимым движением он выскользнул из кресла, подходя к неотрывному наблюдавшему за ним Генкелю. Абсолютно как ни в чем не бывало запустил пальцы в нагрудный карман распахнутой белоснежной рубашки друга, как делал до этого множество раз в студии, на гастролях, однако на этот раз в его глазах мелькнул дьявольский огонек. Несколько раз прокрутил в пальцах тяжелую металлическую зажигалку с затейливым вензелем, составляющим инициалы ее владельца. Так же неторопливо прикурил, не отрывая взгляда от серо-голубых глаз, в которых смех мешался с удивлением. Возвращая зажигалку назад в карман, легко пробежался пальцами по плечу друга, замаскировав все под случайное движение, однако задорный блеск в глазах Вольффа не давал покоя Яну, слишком хорошо знавшему его. Все так же медленно Тило уселся в кресло, наполняя каждое свое движение, каждый поворот головы глубокой грацией, которая уже слилась с ним за долгие годы Lacrimosa. Выдвинул вперед коня и чуть улыбнулся Яну, кивком головы указывая на доску. В молчании они сделали еще несколько ходов. Тило явно обдумывал что-то, не связанное с игрой, что не давало покоя Генкелю. Пытаясь разгадать эти неизвестные планы, он отвлекся и пропустил пару ходов. Тило залпом допил свое вино и продвинул вперед ферзя. Подошел к Яну и снова, будто бы случайно потянувшись за открытой бутылкой, склонился к Генкелю.
- Шах, - тихо произнес он прямо в ухо мужчине, еле касаясь губами и обжигая дыханием кожу. Не без удовольствия отметил, как чуть более резко тот втянул воздух и снова вернулся на свое место, насмешливо глядя на друга. - Давай, парируй, как ты там умеешь. Тактика, логика...
Ян, словно очнувшись, перевел взгляд на доску и нахмурился. Несколько минут оценивал положение, после чего передвинул своего коня наперерез ферзю и поднял глаза на Тило. По лицу того снова расплылась непонятная хитрая улыбка. Снова поймав зрительный контакт с мужчиной, он неторопливо откинул с глаз выбившиеся белые пряди, провел рукой по лицу, словно бы изображая, что ему жарко и расстегнул последние пуговицы на рубашке, скидывая ее прочь.
- Душно тут у тебя, - хитро протянул он, - не находишь?
Ян промычал что-то невразумительное, отводя глаза. Тило жил у него уже неделю, решая какие-то свои дела в Гамбурге. И всю эту неделю он вел себя как-то... не так. Не так, как обычно. И началось это по окончанию тура. И вот сейчас - яркий тому пример. И нет, Ян не мог назвать себя геем. А одиночный и противоречивый опыт далекой юности он и вообще в расчет не брал. Ни разу за десятки лет спустя его не привлекал мужчина. Ни один. Кроме сидящего сейчас напротив. Всю последнюю неделю Тило словно с цепи сорвался. Порой Яну казалось, что тот просто провоцирует его, но он всякий раз отгонял эти мысли, памятуя о многолетней крепкой дружбе и не понимая, что случилось со всегда довольно спокойным и сдержанным Вольффом.
- Ну если душно - открой окно, - выдавил он из себя, о чем буквально сразу же пожалел. Тило словно только этого и дожидаясь поднялся, захватывая с собой бокал, и гордо прошествовал мимо него к окну. Ян постарался проигнорировать свои эмоции в тот момент, когда он краем глаза отметил стройные узкие бедра на мгновение оказавшиеся буквально вплотную к нему. Воспользовавшись тем, что Тило отошел и не видит его лица, он позволил себе пару раз сжать в кулаки занемевшие подрагивающие пальцы и проделать несколько бесшумных глубоких вдохов, чтобы успокоиться. Однако Вольфф вовсе не собирался давать ему передышку.
- Ян, Ян, ты только посмотри, как красиво, - позвал он друга, указывая рукой на вечерний закат. Дождавшись, пока Генкель обернется к нему, он облокотился на стену около окна, прекрасно сознавая, как он сейчас выглядит в тусклых отблесках камина. Снова поймал глазами взгляд друга и медленно отпил из бокала, после чего с полуулыбкой облизнул губы.
Ян прикрыл глаза, пытаясь справиться со все более ощутимым возбуждением. "Сам-то он сознает, что творит, чертенок? И эта его ухмылка... Что он задумал, что все это значит, не может же Вольфф в конце концов так явно, так нагло... соблазнять? Друзья ведь. Невозможно. Хотя... этот все может." При этой мысли его губы тронула легкая улыбка.
Тем временем Тило, насладившись произведенным впечатлением, вернулся на свое место. Сделал ответный ход и снова занял позицию наблюдателя. От него не могло укрыться состояние Яна, затем-то он все это и затеял. И видя, что его план проходит прекрасно, он был доволен. А Ян счел за лучшее всматриваться в доску, не поднимая больше глаз на друга. Взгляд Тило сковывал его, ощущался каждой клеточкой, что отнюдь не способствовало спокойствию. А сидеть-то уже становится не очень удобно в данной позе...
- Вот черт бы тебя побрал, Вольфф.
- А? - Тило принял вид самой невинности и непонимания, в чем его обвиняют, ни дать ни взять-маленький ребенок. - Ты имеешь в виду мой ход? Мою, - он сделал эффектную паузу, - тактику?
От подобной двусмысленности Ян захлебнулся вином и закашлялся, не веря своим ушам.
Тило быстро бросил взгляд на доску, передвинул своего слона на одну линию с черным королем и подошел к другу.
- Тебе еще шах, - как и в прошлый раз почти прошептал он, то ли хлопая по спине, то ли обнимая мужчину.
Только неимоверным усилием воли Генкель смог подавить предательскую дрожь от прикосновения приятеля. Понимая, что скоро он уже не сможет держать себя в руках, он почувствовал, что ему необходимо уйти. Вывернувшись из рук Вольффа и мгновенно отворачиваясь, чтобы тот не смог заметить несколько странной формы его брюк, он отошел на пару шагов.
- Давай прервем нашу партию ненадолго, - выдавил Ян, стараясь справиться со своим голосом. - Пойду, переодену рубашку, а то вот эту, видишь, вином запачкал, - и, не давая Тило ничего ответить, выскользнул в коридор.
"Сбежал. По-другому это и не назвать. Взял и просто сбежал". Ругая себя подобным образом, Ян влетел в свою комнату, на ходу срывая злополучную рубашку, и прислонился пылающим лбом к холодной поверхности зеркального шкафа. Ему необходимо было успокоиться. "В конце-концов, скоро уже Вольфф собирался домой. И сейчас нельзя, просто нельзя все испортить необдуманным действием или порывом. Нельзя. Иначе потом дорого придется расплачиваться..."
Спустя 5 минут он вернулся в комнату Вольффа, переодетый в чистую, неизменно белую рубашку и твердо решивший не поддаваться больше ни на какие провокации со стороны друга. Тило сидел в кресле и курил. Сосредоточенный, задумчивый, без тени улыбки на лице - словно парашютист перед самым прыжком. Увидев входящего приятеля, он затушил окурок и поднялся к нему навстречу. Ян не мог понять столь резких перемен, но счел за лучшее ничего не выяснять.
- Я готов продолжить нашу игру и...
- Если я не ошибаюсь, - прервал его Тило, подходя вплотную к нему, - то... Он на мгновение сделал паузу, вглядываясь в лицо Яна, словно что-то отыскивая в нем. - То хватит на сегодня игр, - неожиданно резко закончил он фразу. И в следующую секунду Ян почувствовал, как горячие губы накрывают его, как чужие руки проникают под рубашку, обжигая своими прикосновениями. Его пронзила вспышка дикого животного желания, смешанного с глубоким недоверием. Он застыл, все еще не веря в происходящее, но как только почувствовал, что Тило собирается отстраниться, оцепенение спало с него и он с не меньшей горячностью ответил на поцелуй. Пару минут они исступленно целовались, сжимая друг друга в стальных объятьях. Внезапно Тило резко отстранился и толкнул его на кровать. Ян не заметил, как остался без рубашки, как оказался лежащим на спине на широкой кровати своей собственной гостевой спальни, прижатый сверху весом своего лучшего друга. Губы Тило, казалось, были везде: целовали, покусывали мочки ушей, ласкали шею. Руки медленно двигались по телу Генкеля, выискивая наиболее чувствительные точки, заставляя всегда сдержанного мужчину выгибаться им навстречу, вырывая из его груди стоны и сбивающееся дыхание. Если изначально в голове Яна еще и оставались какие-либо сомнения и мысли об их дружбе, морали, правильности происходящего, то сейчас они все были вытеснены всепоглощающим огнем возбуждения. Изловчившись, он поймал руки приятеля и резко перевернул его на спину, удерживая его и нависая над ним на локтях. Тило закрыл глаза, на его лице расплылась дьявольская улыбка. Он сделал характерное движение бедрами, не оставляющее сомнений насчет его намерений и серьезности происходящего.
- Но.., - Ян прекрасно понял его, однако все же не веря до конца, - Тило, ты.. ты уверен? - его срывающийся хриплый шепот растворился в наползающей темноте.
Вместо ответа тот потянул его на себя, заставляя буквально упасть на него, желая почувствовать вес своего... друга? Любовника теперь уже? Его губы нашли губы Яна и властно завладели ими, не оставляя ни малейших сомнений в его желаниях. Одновременно его руки потянулись вниз к застежке брюк Генкеля, но тот, уже окончательно прочувствовав ситуацию, снова поймал их и завел Тило за голову.
- Не так быстро, - одними губами произнес он, вовлекая Вольффа в очередной глубокий и чувственный поцелуй. Сорвал мешающую рубашку, с неким удовлетворением услышав звук рвущейся ткани. Легонько прикусил губам мочку уха друга, лаская его языком, от чего Тило дернулся и подался вперед, попытавшись освободить руки, но Ян держал крепко. Он спустился поцелуями ниже, прокладывая влажную дорожку от уха через тонкую шею к ключицам. Тило уже перестал сдерживать себя, будучи просто не в силах делать это, и каждый его хриплый вдох, резкий выдох или стон только сильнее распаляли Яна. Разом потеряв с этим человеком всю свою сдержанность он сейчас был похож на дикого зверя, неукротимого в своем желании.
- Держи руки, не мешай, - властно шепнул он в ухо Вольффу совсем так же, как до того это делал сам Тило.
На мгновение отстранился, снимая ставшую настолько лишней оставшуюся одежду с себя и Вольффа и снова прилег на кровать рядом с ним. Теперь уже он играл с Тило, не отрывая взгляда от его блестящих глаз. Время словно остановилось для них обоих. Все рамки, границы упали, оставляя их открытыми друг перед другом. Ян дразняще провел рукой по груди Тило, сжимая напряженные соски, выписывал пальцами непонятные узоры внизу живота, вырывая из груди Тило стон за стоном. Желая помучить его еще немного, он провел рукой еще ниже, но в последний момент быстро переместился на внутреннюю сторону бедер, мягко лаская нежную кожу. Тило закусил губу и выгнулся в руках Яна, цепляясь за его широкие плечи. Дальше тянуть было уже невозможно. Отвлекая Вольффа легким поцелуем, Генкель неожиданно крепко обхватил напряженный член и сделал пару резких движений. Тило тихо вскрикнул, впиваясь зубами ему в плечо.
- Mein Gott, Ян...
Простые тихие слова как громом поразили Генкеля. Никогда он не мог представить себе такой картины, коей они сейчас являлись участниками. И никогда еще он не чувствовал такого желания, как с этим человеком. До темноты в глазах, до шума в ушах, до потери контроля над собой. Он немного изменил угол и интенсивность воздействия, вырывая у Тило новые и новые стоны, звучащие для его ушей приятнее любой музыки. Впервые ему хотелось только отдавать что-то, ничего не требуя взамен. Только для одного человека.
Тило, чувствуя, что он уже почти на грани, вдруг резко поднялся, отбрасывая руку Яна и толкая его на спину. Не давая другу возразить, теперь уже он стал главным в этой их... игре. Теперь уже он исследовал тело приятеля, наслаждаясь хриплыми стонами и дрожью, которые тот не в силах был подавлять. Прикасаясь к горячей пульсирующей плоти, он сам не знал, кого это распаляет больше: его или друга.
- Вольфф, - хриплый срывающийся шепот разрезал ночную тишину комнаты, - я не смогу долго сдерживать себя...
В затуманенных страстью глазах Тило мелькнул огонек понимания. Он перекатился на спину и потянул к себе друга. Ян приподнялся на локте, вглядываясь ему в лицо.
- Ну же, давай...
Генкель конечно догадывался, что так может быть, но все же не верил до конца.
- Тило, ты хочешь?...
- Да, - прервал его Вольфф на полуслове. - Иди сюда. Ты же все понял.
Без слов Ян переместился ближе к мужчине, коленом раздвигая узкие бедра. Он сдерживал себя как мог, хотя дрожь, бившая его от желания, стала уже непрерывной. Но он просто не имел права на спешку и резкость. Он не хотел причинять боль. Он медленно ласкал рукой Вольффа, неотрывно глядя ему в глаза, пытаясь понять, когда же... Но Тило решил все сам. Он немного подвинулся вниз, плотно прижимаясь бедрами к бедрам Яна.
- Сейчас...
Максимально медленно Ян прикоснулся к маленькой точке и слегка надавил. Не торопиться. Главное не торопиться. Тило зажмурил глаза, комкая в пальцах простыню, но наоборот только придвинулся еще ближе. Ян надавил еще чуть-чуть, буквально на какие-то миллиметры входя в него и хотел снова отстраниться, когда его остановил хриплый голос друга.
- Ну, что же ты...
- Тило...
- Давай. Резко.
- Нет!
- Я прошу...
Ян сощурил глаз, крепко удерживая дрожащими руками узкие бедра друга. Снова прикоснулся кончиком к напряженной плоти.
- Давай!!! - крик Тило совпал с резким сильным толчком, позволившим мужчине войти в него полностью.
По белой коже текла вниз темная струйка крови. Ян закусил губу, переводя взгляд на лицо друга. Веки плотно сжаты, по щеке скользит одинокая слезинка, губы искусаны, длинные тонкие пальцы мертвой хваткой сжали смятую простынь...
- Прости меня, чертенок, прости, - Ян сам не подозревал, что у него может так срываться голос.
Карие глаза открылись, встречаясь с серо-голубыми. Губы Вольффа тронула легкая улыбка.
- Что ты.. Все в порядке.
- Но...
Тило снова не дал ему договорить, слегка двинув вперед бедрами.
- Ян, пожалуйста...
Генкель неверяще улыбнулся, вглядываясь в лицо друга.
- Подожди хоть немного, неугомонный...
- Нет, - Тило снова закрыл глаза, улыбаясь нечитаемой улыбкой, - я не хочу. Я и так слишком долго ждал...
Ян не понял до конца смысла сказанных слов, однако они зацепили его. Возбуждение, на миг отступившее, накатывало новой волной. Он нашел рукой пальцы Тило, крепко сжимая их, переплетая со своими, удерживая вес на одной руке, и медленно начал двигаться. Сильнейшие ощущения и эмоции захватили мужчину, не давая ему сдерживать хриплые стоны. "Да, прошлый опыт не сравнить... Да и вообще, пожалуй, никакой предыдущий не сравнить..." Он сильнее сжал пальцы Вольффа, ускоряя движения, замечая, как друг подается ему навстречу. Сквозь плотно сжатые губы Тило вырывались всхлипы и протяжные стоны. Свободной рукой он бессознательно выводил какие-то непонятные узоры на груди Яна. Чувствуя, что конец близко, Ян опустил руку, обхватывая член Тило, и начал ласкать его в одном ритме с их движениями. Тило громко застонал, кусая себя за руку. Ян нетерпеливо отдернул его кисть, склоняясь к его уху.
- Не сдерживай себя! - властно приказал он, прикусывая нежную кожу на шее мужчины.
Словно в ответ на его слова и действия Тило сорвался на крик, сильно выгибаясь вперед. Еще пара быстрых движений, резких толчков и по телам мужчин прошла дрожь оргазма. Два крика слились в один в ночной полутьме комнаты, освещаемой только отсветами из камина. На какие-то мгновения реальность утратила для них свои краски. Ян скатился с Тило, ложась рядом с ним, наслаждаясь прикосновениями прохладной ткани к разгоряченной коже. Лишь через несколько минут он смог снова в полной мере воспринимать окружающую реальность и с удивлением обнаружил, что так и не отпустил руки приятеля. Он улыбнулся в темноту, мягко поглаживая пальцами теплую кожу.
- Иди сюда, - шепнул он, притягивая Вольффа к себе, и, не сдержавшись, коротко прикоснулся губами к виску, убирая со лба прилипшие мокрые смешавшиеся черно-белые пряди.
- Mein Liebe.., - еле слышные слова достигли ушей Яна, заставив того широко распахнуть глаза.
- Что? - переспросил он, слегка сжимая пальцами плечо друга.
Вольфф дернулся и мгновенно отстранился, отворачиваясь на другой бок.
- Ничего.
Ян придвинулся к нему, обнимая за пояс.
- Повтори мне, что ты сказал, - мягко попросил он, даже не пытаясь скрывать дрожь в голосе.
- Ты же услышал, - зло бросил Вольфф, пытаясь сбросить его руку.
Это не понравилось Яну, который, нахмурившись, взглянул на мужчину. Быстрым движением он снова поймал его руки и прижал спиной к своей груди, не давая пошевелиться.
- Не веди себя так, - прошипел он в ухо Тило и, не сдержавшись, чуть лизнул его языком. Вольфф мгновенно перестал вырываться, как-то расслабляясь в его руках.
- Прости меня, Ян, - глухо пробормотал он. - Но... Это правда, - окончил он упавшим голосом.
- И как давно? - напряженно поинтересовался приятель.
- Не знаю... Еще даже до тура...
На пару минут повисла тишина. Ян пытался осмыслить слова друга, а Тило с внутренним страхом ожидал вспышки гнева, ярости, того, что друг оттолкнет его, хотя внутри был к этому готов. Неделя нахождения под одной крышей с самым дорогим на данный момент ему человеком наедине окончательно снесла ему крышу. Но он даже и не думал, что может дойти до такого. Сегодня он хотел лишь немного подразнить друга, будучи уверенным, что тот не поддастся на его откровенную провокацию, однако на его удивление Ян отреагировал совсем не так, как представлял себе Вольфф. А дальше... Дальше от него уже ничего не зависело. Он утратил самообладание еще как только друг вернулся в его спальню. Что же теперь... Генкель - строгий и сдержанный мужчина, Тило отлично знал своего лучшего друга. Он никогда не примет подобное, не позволит...
- Ян, слушай, забудь, - отчаянно прошептал Тило, желая хоть немного исправить ситуацию. - Я уеду сейчас же. Прости, прости меня. Если ты сможешь забыть и простить. Ты.., - он запнулся, ощутив легкую вибрацию тела друга, - ты смеешься?
Ян хмыкнул уже в открытую, переворачиваясь на спину и притягивая Вольффа к себе на плечо.
- Ну.. дела, что тут сказать...
- Ты... сердишься?
- Что? Нет. Нет, конечно. Я даже пожалуй рад, иначе так никогда бы и не смог отдать себе отчет в своих, мм... порывах за последние дни, - он ухмыльнулся, глядя на пораженное лицо друга. - Что, думал один тут такой? - пошутил он, тем не менее опуская глаза. - Все же это все как-то...
- Неправильно? - тихий вопрос, но на дне слышится затаенный страх и боль.
- Неожиданно, я хотел сказать.
- И что.. что теперь будет, Ян?
- Пока не знаю, Тило, - Генкель серьезно взглянул в глаза другу. - Наверное, сон...
Тило удивленно воззрился на него.
- Прости, что?
- Спать будем, - Ян не выдержал и расхохотался в голос, глядя на пораженное лицо приятеля. - А вообще, - внезапно посерьезнев добавил он, - мы что-нибудь придумаем, обязательно, это я тебе обещаю.
Вольфф кивнул, словно пробуя на вкус ту уверенность, спокойствие и невозмутимость, что сопровождали эти простые слова. Присущие только Яну.
- Обязательно придумаем, - эхом повторил он, еще не веря, что это правда, но улыбка уже расползалась на его лице.
Ян ответил ему не менее теплой улыбкой и встал, подходя к столу.
- Курить будешь? - обернулся он к другу, делая глубокую затяжку.
Тило кивну, хитро поглядывая на друга.
- Я же говорил, что эту игру ты проиграешь, Генкель.
Ян шутливо погрозил ему кулаком, обходя стол чтобы достать одну сигарету из пачки приятеля. Внезапно нахмурился, глядя на брошенную доску. Пару минут задумчиво изучал расположение фигур, а потом невозмутимо передвинул ферзя на пару клеток вперед, полностью блокируя белого короля. Взглянул на Тило с победной улыбкой.
- Что ты там ухмыляешься, - подозрительно поинтересовался тот.
- Проиграл, говоришь.., - Ян тепло взглянул на него. - Это был тебе Шах и Мат, Тило! Шах и Мат...

@темы: NC-17, ROMANCE, Lacrimosa

Комментарии
2011-07-31 в 15:30 

siyah
Очень хороший рассказ) мне понравился)))

2011-07-31 в 22:11 

(Элодия)
близка к искусству, но далека от прекрасного (с)
:goodgirl:

2011-10-07 в 18:25 

Feuerstrom
in the end, it's all senseless anyway
прекрасный рассказ, все так красиво и гармонично описано... ммм...)

     

German Gothic Slash Fiction

главная